×

Брандеры в XVII–XVIII

 Брандеры в XVII–XVIII

Сражение у Гатари, 1638 год.

Французский опыт

В 1635 году знаменитый герцог Ришелье, первый министр Франции, озаботился созданием современного французского флота, способного противостоять в море испанскому и английскому. И в 1638 году молодой французский флот под командованием архиепископа Анри д’Эскубло де Сурди в составе 41 корабля и 17 малых судов (среди последних – 8 брандеров) атаковал испанскую эскадру Лопе де Осеса в составе 12 галеонов в бухте Гатари (Гетария).

Бой начался 22 августа 1638 года, застрельщиком выступил дивизион шевалье Жюля де Монтиньи, который затеял перестрелку с испанцами. Однако задачей Монтиньи было не нанести испанцам чувствительные потери, а просто создать дымовую завесу из-за сотен фунтов сгоревшего пороха.

Когда стало достаточно «облачно», и дым окутал испанскую эскадру полностью, Монтиньи спустил на испанцев шесть брандеров. Брандеры сумели сцепиться с тремя испанскими галеонами (San Augustin, San Jose и San Antonio) и поджечь их. Через час пылало уже 5 испанских галеонов. Южный ветер нес всю гарь и дым на берег, и это полностью ослепило форты, береговые батареи палили просто наугад. Вскоре на горящих испанских кораблях произошли взрывы крюйт-камер, которые разбросали горящие обломки погибших судов по гавани и подожгли еще 5 испанских кораблей.

К вечеру все было кончено – испанская эскадра была уничтожена.

Согласно французскому историку Ла Ронсьеру, потери испанцев составили 5 000 человек, потери французов – 40 человек; испанские источники утверждают, что потеряли 11 галеонов и 3 000 человек (еще один галеон выбросился на мель), а французы – 300 матросов.

Ришелье, узнав о победе в бухте Гатари, писал Монтиньи:

«я не могу описать вам всей радости, охватившей меня от этого известия. Победа ваша – результат вашей природной добродетели, ваших трудов и вашей веры. Я надеюсь, что этот успех станет первым в череде новых побед над неприятелем на суше и на море, и я умоляю вас приложить к такому развитию событий все силы».

Устройство корабля

А как же был устроен брандер?

В принципе, понятное дело, любой корабль можно было сделать брандером, однако все изменилось в 1672 году, когда брандер стал в английском флоте отдельной боевой единицей. Тогда началась очередная англо-голландская война, и флоту де Рюйтера была поставлена задача нейтрализовать английский и французский флоты до их выхода в море, дабы не дать им блокировать берега Голландии.

И 7 июня 1672 года голландцы застали стоящую на якорях англо-французскую эскадру в бухте Солебей. Бой получился на редкость упорным, достаточно сказать, что командующий английским флотом герцог Джеймс Йоркский четыре раза менял флагман, но, кроме того, отличились и голландские брандеры. Голландский брандер Vrede сцепился со 100-пушечным флагманом адмирала Эдварда Монтегю Royal James и сжег его. Вместе с кораблем погибло до 700 моряков.

Гибель флагмана произвела такое большое впечатление на англичан, что они ввели специализированные брандеры в штат флота.

Итак, в чем же отличие конструкции брандера от обычного корабля?

 Брандеры в XVII–XVIII

Французский брандер XVII века. Обратите снимание на пожарный выход.
Первое и основное – это пожарная палуба, то есть палуба, приспособленная для складирования и горения пожароопасных материалов.

В центральной части такой палубы чаще всего располагалась печь, где можно было поддерживать огонь. Вокруг печи располагались горючие материалы – это могли быть стружка, куски пакли и парусины, промасленные ткани, порох, и т. п. Очень часто к пушечным портам подводили простые трубы, заполненные порохом. Задача подобных конструкций – извергать пламя вдоль бортов.

Иногда корабль снабжали заранее заготовленными «бомбовыми бочками» – то есть бочками, в которых были заложены горючие материалы. Например, французское руководство по бою предлагало в одну бочку загрузить 60 кг угольной крошки, 20 кг сухой смолы, 7 кг дегтя, 5 кг сала, 10 кг селитры. Такую бочку было очень тяжело потушить.

Так же применялся «огненный камень», который мог гореть даже под водой. Состав: расплавленная сера – 8 кг, угольная крошка – 3 кг, зернистый порох – 1 кг.

Еще одной особенностью брандеров специальной постройки были так называемые sally ports – по сути, пожарные выходы, обычно их делали между последними пушечными портами. Обычно около них располагались и связки промасленного шнура, который команда зажигала непосредственно перед эвакуацией.

Естественно, брандер вел на тросе лодку, в которой экипаж брандера мог уйти, когда уже поджег корабль и направил на нужный курс.

Еще одно отличие – абордажные крюки и багры, часто – с устройствами самозакрепления при столкновении, на баке и квартердеке. Понятное дело, чтобы как можно быстрее сцепиться с противником, причем даже без наличия команды.

Первым брандером спецпостройки в английском флоте стала основательно переделанная королевская яхта Saudadoes (188 тонн, 16 орудий). Но в качестве брандера это судно не использовалось.

И далее в Адмиралтействе решили, что создавать корабли-зажигалки специальной постройки слишком дорого. В конце концов, если надо будет, переделаем какой-нибудь кораблик.

 Брандеры в XVII–XVIII

Брандер в разрезе. Хорошо видна пожарная палуба, разделенная на отсеки, и пожарный выход.
Однако в 1689 году, с началом войны Аугсбургской лиги, была заложена серия из 12 брандеров специальной постройки, которые имели длину 28–29 метров, ширину 7–8 метров и вооружались 6–8 орудиями калибром 6 фунтов.

Эта первая серия кораблей получилась «гончей» – суда были названы в честь пород собак, хищных птиц или скоростных («Гончая», «Борзая», «Дельфин», «Ястреб», «Грифон», «Волк» и т. д.).

Вторая серия была заложена в 1690–1691 годах, состояла из 8 брандеров, названных в честь вулканов («Этна», «Везувий», «Вулкан» и т. д.).

Брандеры против Франции

И уже в 1692 году английские брандеры отличились при Ла-Хоге. Сражение при Барфлере между французским флотом и англо-голландской эскадрой началось 19 мая 1692 года. Французский адмирал Турвиль имел 44 линейных корабля, союзники же почти вдвое больше – 82 линкора.

Тем удивительнее, что основной бой закончился вничью, французы не потеряли ни одного корабля, а многие боевые единицы союзников были сильно повреждены. В бою англичане, в частности вице-адмирал Клаудисли Шовель, пробовали использовать брандеры против французов, но без толку. Французские капитаны умело маневрировали и либо отводили их, либо пропускали сквозь боевые порядки.

 Брандеры в XVII–XVIII

Сражение при Ла-Хоге.
Ночью французы начали отступление, в два приема 21 линкор уже успел войти в бурный Олдернейский пролив и направиться в Сен-Мало. И в этот момент благоприятный отлив кончился, и начался очень мощный прилив, усиленный сильным западным ветром.

В результате 10 кораблей укрылись в Ла-Хоге, а три – в Шербуре. 22 мая англичане блокировали Ла-Хог и начали атаковать французские корабли брандерами. В течение двух дней они смогли сжечь брандерами 7 французских кораблей, а еще 3 – захватить абордажными командами и сжечь. Один из брандеров на подходе смог потопить французский флагман Soleil Royal, наверное, последним 36-пушечным ядром, у французов к тому времени кончились порох и ядра, а местный генерал устранился от помощи, сказав, что воевать на море – дело флота.

Три корабля в Шербуре постигла та же участь.

Русский опыт

Во время очередной Русско-турецкой войны 1768–1774 годов часть русского Балтийского флота была послана в Средиземное море, дабы начать войну на коммуникациях Османской империи.

Ясное дело, что турки, озабоченные таким поворотом событий, послали к берегам Западной Греции свою эскадру, и 5–7 июля (новый стиль) 1770 года состоялось Чесменское сражение. В бою в Хиосском проливе русские атаковали, потеряли 68-пушечный «Святой Евстафий», который разменяли на 84-пушечный турецкий флагман Гази Хасан Паши Burc-u Zafer (в русской литературе этот корабль почему-то называют «Реал Мустафой»).

Далее османский флот отошел в Чесменский залив, где в ночь с 6 на 7 июля был атакован брандерами. До сих пор неясно, кто предложил эту атаку – в разное время называли Спиридова, Грейга, Эльфинстона. Но тут особую похвалу надо выразить графу Алексею Орлову – он был главнокомандующим, и именно он и решал, будет эта атака или нет.

В результате русские к вечеру спешно переоборудовали 4 мелких судна под брандеры, их возглавили мичманы Ильин, Гагарин, Маккензи и Дагдейл.

Вечером 6 июля начали обстрел сгрудившегося в бухте Чесмы турецкого флота русские корабли и бомбардирские кэчи. Первыми попали под обстрел 4 турецких корабля, охранявших вход в Чесменскую бухту. К полночи они не выдержали огня и отошли, и это позволило русским ввести в дело брандеры.

 Брандеры в XVII–XVIII

Сражение при Чесме.
Неясно, какой из двух брандеров (Ильина или Маккензи, либо оба сразу) сцепился с одним турецким кораблем, но в 2 часа ночи пылали уже два турецких корабля. Через час – еще один.

Между 4:00 и 5:30 сгорело и взорвалось уже шесть турецких кораблей, а в 7:00 еще 4 одновременно взлетели на воздух. В 8 утра бой был завершен, русским достались в качестве трофея 60-пушечный Rodos и 5 шебек противника. Потери турок в сражении составили 11 тысяч моряков, после боя Хусамеддин-паша был снят с занимаемой должности.

Заключение

Разумеется, что данными примерами применение брандеров не ограничивалось. Так, в 1809 году у «Баскских Проходов» сэр Томас Кокрейн атаковал брандерами французский флот и добился заметного успеха.

Во время войны Греции за независимость греческие корсары атаковали египетские и турецкие корабли с помощью брандеров.

Наконец, в 1854 году Константин Петрович Голенко, командир транспорта «Буг», самочинно переделал свое судно в брандер и намеревался идти в Камышевую бухту – сжечь там транспорты англо-французского корпуса.

Более того, даже вышел, но… его обстреляли русские же батареи, которые о его замыслах совершенно не знали. В том числе и за это (но там по совокупности, ибо Голенко по сарказму не уступал Меншикову) его 22 октября… сняли с командования транспортом и отправили на бастионы.

Как отмечало Дворянское собрание Псковской губернии:

«Голенко был очень умен и иногда зло остроумен; был смел и храбр – доказательство налицо: его решимость войти в море с брандером, чтобы сжечь неприятельский флот, стоящий перед Севастополем».
Но это уже совсем другая история.

Литература:
1. William Falconer «An universal dictionnary of the navy: or, a copious explanation of the technical terms and phrases employed in the construction, equipment, furniture, machinery, movements and military operations of a ship. Illustrated with a variety of original designs of ships, in different situations; together with separate views of their masts, sails, yards and rigging. To which is annexed a translation of the french sea-terms and phrases, collected from the works of Mess. DuHamel, Aubin, Saverien etc. By William Falconer, author of th shipwreck» – London, printed by T. Cadell in the Strand, 1780.
2. Philippe de Villette-Mursay et Michel Vergé-Franceschi (introd.) (préf. François Bluche), «Mes campagnes de mer sous Louis XIV» – Paris, Tallandier, 1991.
3. James Coggeshall «The Fireship and its Role in the Royal Navy» – Master’s Thesis, Texas A&M University, 1997.
4. Charles Bourel de La Roncière «Histoire de la Marine française: Le crépuscule du Grand règne, l’apogée de la Guerre de Course», t. 6 – Paris, Plon, 1932.
5. İşipek, Ali Rıza ve Aydemir, Oğuz «1770 Çeşme Deniz Savaşı: 1768–1774 Osmanlı-Rus Savaşları» –Istanbul:Denizler Kitabevi, 2006.
6. Peter Kirsch «Fireship. The terror weapon of the age of sail» – Seaforth Publ., Barnsley, 2009.
Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»