×

Чтобы война не стала «неизвестной»

«Вахта Памяти – 2024» в Тверской области позволяет сохранить память о беспримерном героизме бойцов Красной Армии.

Чтобы война не стала «неизвестной»

Помнится, в 1978 году на наши экраны вышел и воистину потряс зрителей советско-американский документальный сериал «Великая Отечественная», прошедший на Западе под названием The Unknown War – «Неизвестная война». Неудивительно: за рубежом, в тех странах, что не были по-настоящему затронуты войной, не очень-то про неё и знали. Ну а в ряде других стран имелись веские причины позабыть о произошедшем, которого приходилось стыдиться.

С тех пор прошло много лет, много воды утекло – и Великая Оте­чественная война становится всё более неизвестной и для нас. Большинству знакомы лишь её основные вехи: Сталинград, Курская битва, взятие Берлина, но забываются менее крупные события, вместе с ветеранами ушли многие эпизоды и подробности той великой войны…
Но всё равно каждый год в конце апреля, в канун Дня Победы, на «Вахту памяти» выходят поисковики – те люди, для которых события Великой Отечественной накрепко связаны с их судьбами и которым кажутся родными безымянные солдаты, навсегда оставшиеся на местах былых боёв.
«Вахта» – не просто поиск павших и установление их имён, что, в общем-то, является государственной задачей, но это ещё и сложнейший и важнейший процесс патриотического воспитания, а также изучение отечественной истории.
Лагерь поискового объединения «Тризна», в который мы приехали, расположен близ урочища Черкасово – была здесь когда-то одноимённая деревня – в Зубцовском районе Тверской области, всего в двухстах километрах от Москвы. Место это поисковиками «обжитое»: с 2010 года они здесь и квартируют, и копают.
– Вообще же на территории Зубцовского района мы работаем с 2005 года, – говорит руководитель объединения Кирилл Долинский. – Сколько всего подняли – не скажу, год от года не зависит. Раньше, конечно, когда только начинали, поднимали побольше – бывало, что и до 300 человек за вахту. Сейчас и места подвыбиты, и выработано всё, но всё равно поднимается, причём на одних и тех же местах. По большому счёту я не исключу, что и вот здесь, под этим деревом, кто-нибудь есть…
Это не просто такой образ, мол, на каждом шагу. Кирилл Михайлович рассказал, что пару лет назад как раз посреди этой поляны оставалось ещё сгнившее дерево, под которым нашли останки трёх бойцов. Погибли они в 1942-м, когда так называемые смертные медальоны в РККА уже отменили, но у одного из бойцов была с собой гильза от винтовочного патрона, пулей заткнутая, и в ней лежала записка. Надёжным оказался этот футляр – бумага не промокла, написанное на ней читалось легко. Выяснилось, что на момент гибели солдату не исполнилось ещё и 18 лет, а родом он был из соседнего Старицкого района. Вот только был он единственным сыном в семье, поэтому родственников у него не осталось…
Что мы знаем про бои на этой земле? Пожалуй, одни лишь горькие строки из стихотворения Александра Твардовского: «Я убит подо Ржевом, / В безымянном болоте…»
Райцентр Ржев был оккупирован 14 октября 1941 года, соседний райцентр Зубцов – ещё раньше, 11 октября. Затем фронт здесь фактически остановился – в непосредственной близости от Москвы, которой угрожали гитлеровские войска 9-й армии, 4-й армии и 3-й танковой армии, всего более 1650 тысяч человек.
В двадцатых числах декабря 1941 года войска Калининского фронта развернули наступление в направлении Ржева, к 7 января они вышли к Волге, охватив город с севера и запада. 8 января, когда ударная группировка Калининского фронта прорвала немецкую оборону западнее Ржева и стала продвигаться в южном направлении, начался завершающий период битвы под Москвой. Тогда-то и возник Ржевско-Вяземский выступ, который в Кремле долгое время воспринимали как плацдарм для нападения на Москву…
У нас почему-то забывают, что в те самые январские дни 1942-го был окружён 2-й корпус 16-й немецкой армии, который затем целых два месяца пребывал в «Демянском котле», понеся значительные потери, а также был блокирован шеститысячный гитлеровский гарнизон города Холма… Пусть это были и не самые большие победы, но ими можно гордиться! Да и курс истории, в котором говорится о таких событиях, выглядел бы гораздо более познавательным, нежели привычное нам перечисление неудач первого периода войны.
Мы, однако, истории Великой Отечественной войны не пишем, но, чтобы лучше было понятно то, какую роль сыграл город Ржев в её истории, отметим, что если советское командование опасалось наступления гитлеровцев со Ржевско-Вяземского выступа и потому держало против него серьёзную группировку войск, то и немецкое командование боялось, что Красная Армия может нанести сюда внезапный удар, почему и не рисковало ослаблять группировку. Для введения противника в заблуждение и срыва его возможных попыток переброски войск на сталинградское направление силами Западного и Калининского фронтов осенью 1942 года было подготовлено наступление на центральном участке советско-германского фронта – в районе Ржевского выступа. Жуков лично занялся организацией операции, получившей кодовое название «Марс». Наступление началось в конце ноября 1942-го с тем, чтобы оказать поддержку контрнаступлению Красной Армии под Сталинградом…
Кирилл Долинский рассказывает о тех самых событиях гораздо проще, приземлённее:
— Вот, посмотрите: неподалёку отсюда сельское Белогуровское кладбище, возле него была церковь, при ней школа. На этой церкви сидели немцы с пулемётами, здесь не было леса, кругом были поля – и всё простреливалось. Здесь, в 1942–1943 годах происходили все эти Ржевские операции: Ржевско-Сычёвская, Ржевско-Вяземская…
Солдат, погибших в тех самых боях, и поднимают поисковики «Тризны». В одну из вахт на том поле, где расположен лагерь, у самой дороги школьники, приехавшие из города Невьянска Свердловской области, подняли бойца по фамилии Рафиков. Сам он был родом из Башкирии, но призывался из Свердловска, а родственников его нашли в Москве, в районе Солнцево, по улице Богданова. Кстати, в соседнем доме с ними, как оказалось, живёт один из командиров отрядов, входящих в объединение «Тризна».
И вообще, мир до удивления тесен! Но это мы поясним несколько позже.
Нам рассказали, как в прошлом году в начале сентября молодой поисковик Олег Гельфан поехал на разведку к станции Конаково и всего в трёхстах метров от неё нашёл останки шести солдат. Так ещё и у троих из них были найдены смертные медальоны! К сожалению, читаемы оказались только два…
Война – дело жуткое и непредсказуемое. За спиной у погибших, как удалось установить, было всего два дня фронтовой жизни и триста метров военных дорог. Один из них, офицер по фамилии Матвеев, был родом из Свердловска, удалось даже найти его дочь, весьма преклонных лет, разумеется, которая жила в Екатеринбурге. Другой – красноармеец Яков Перфильевич Попков из посёлка Ачит Свердловской области, километров 150 от Екатеринбурга. У него много родственников оказалось, причём все очень достойные, уважаемые на Урале люди.
6 декабря 1941 года Матвеев и Попков были в числе тех, кто выгружался из эшелона на станции Конаково, – шла битва за Москву, начало контрнаступления, а уже 8 декабря они погибли…

«Вахта» – не просто поиск павших и установление их имён, но это ещё и сложнейший и важнейший процесс патриотического воспитания

Чтобы война не стала «неизвестной»

Отыскать родственников найденных бойцов поисковикам тогда помогли сотрудники Следственного управления по Свердловской области.
– Павел Викторович? – уточняем мы, называя человека, с которым нам не раз приходилось работать по линии так называемого патриотического воспитания.
– Да, он, Романов!
Вот то, о чём мы говорили, – мир тесен.
– Если мы в каких-то регионах обращаемся в управление ЗАГС, то по закону о защите личных данных они нам эту информацию предоставить не могут, – уточняет Долинский. – Но где-то, в каких-то регионах и органы ЗАГС, понимая нелепость ситуации, перешагивают через это дело, говорят: «Ребята, вы занимаетесь благим делом, вот вам вся информация об этих людях…» А где-то нельзя, и всё! Но если в таком регионе в дело включается следственное управление, то они вытаскивают всю информацию, какая есть…
Впрочем, ещё о «тесноте мира». В одной из вахт нашли бойца, родом из Нижнего Тагила, а в состав объединения «Тризна» как раз входит нижнетагильский отряд «Ратник». Отыскали родственников солдата – и надо же так случиться, что потомок его оказался директором того самого магазина, где командир отряда, увлечённый рыболов, с давних пор покупает снасти…
Из года в год поисковики объединения «Тризна» ищут и поднимают бойцов, жизнью своей обеспечивших судьбоносную победу на Волге. Само объединение базируется в Москве, но входящие в него отряды есть в нескольких регионах. В частности, к нашему приезду в лагерь сюда прибыл школьный отряд из Невьянска Свердловской области, а в ближайшее время ожидался такой же из Твери. Приехал большой отряд из Московского государственного университета по землеустройству – из их военного учебного центра. Ну и вообще, студенты едут со всей России – от Магадана до Калининграда.
Впрочем, приезжает не только зелёная молодёжь, но и поисковики с большим поисковым и жизненным опытом. Например, «дядя Валя» – Валентин Юрьевич Туканов, обычно проводящий разведку территорий, нащупывающий захоронения, определяющий, где именно нужно копать. Михаил Юрьевич Толмачёв не только командует отрядом «Ориентир», но и является заместителем начальника того самого военного учебного центра, а Денис Александрович Бирюков – это старший преподаватель этого университета. Но и достаточно молодые люди Андрей Маркин, Саша Ушенин и другие приезжают на вахту далеко не первый год, являются опытными поисковиками. Честно говоря, просто невозможно было не обратить внимания на высокую, очень красивую Ирину Машенскую, которая «в поиске» уже восемь лет, – она между тем в прошлом году окончила Уральский юридический институт и является офицером полиции.
Эти люди не только приезжают сюда сами, но и агитируют, привозят с собой других, как правило, подростков.
– Здесь у нас попроще, чем в школе, – нет этой мертвящей бюрократии, когда с великовозрастного «ребёнка» пылинку стряхнуть нельзя, – поясняет Долинский. – Сюда зачастую приезжают трудные подростки и, как правило, после первой же вахты они уезжают нормальными людьми. Абсолютно нормальными! Здесь, помимо всего, – почему это место выбрано? – ситуационно нет связи. Точнее, она появляется понемножку, а вот интернета точно нет. У нас приезжает большое количество подростков, с разных регионов, из различных районов – и из-за отсутствия интернета они просто вынуждены общаться между собой. Мы их фактически возвращаем в социум – они не сидят в телефонах, в гаджетах, но реально общаются между собой. Есть настольные игры, начиная от шашек-шахмат, лото – и заканчивая интеллектуальными играми. Показываем кино не только о вой­не. То есть развлечений хватает. Здесь на самом деле абсолютная свобода, несмотря на то что имеет место быть дисциплина. Хочешь сидеть пить чай – сиди пей чай. Хочешь идти копать – иди копай. Нельзя заставлять людей делать это – к этому нужно прийти самому. Ведь ребята сюда приезжают разные, абсолютно разные…
И ведь действительно, как мы увидели, приехав сюда, многие ребята сразу же стараются «броситься в бой» – идти копать. Вроде только ещё два дня стоят они на этом месте, только лагерь разворачивается, а уже поднято десять человек…
В район урочища Черкасово поисковики приезжают два раза в год. Сначала весной – в канун Дня Победы. Потом летом – по традиции летняя вахта здесь начинается 25 июля и продолжается до 23 августа, до дня освобождения Зубцово. В этот день проходит погребение останков, найденных поисковиками за год.
Работают по разведанным местам – всё начинается с того, что кадры аэрофотосъёмки накладываются на картографические программы, определяются места. Более важно то, что поисковикам приходится спешить: почва в этих местах сельскохозяйственного назначения, в своё время она удобрялась, и высокая кислотность не позволяет останкам хорошо сохраниться. Постепенно они просто исчезают, растворяясь в земле…
Но, что бы там ни было, время не властно над нашей памятью, потому как из года в год, почти через восемь десятилетий после Победы, на места былых боёв приезжают многие тысячи добровольцев-поисковиков, чтобы искать и поднимать павших бойцов, восстанавливать их имена, проходить школу патриотизма и мужества, а также изучать историю своего Отечества в тех самых местах, где писалась она кровью и потом наших предков. Так что для тех, кто прошёл и проходит «поисковую школу», Великая Отечественная война никогда не превратится в «неизвестную войну».

Александр БОНДАРЕНКО, «Красная звезда» Владимир ЕРШОВ

Москва – посёлок Погорелое Городище – урочище Черкасово

Источник: redstar.ru

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»