×

Морская артиллерия

 Морская артиллерия

Несколько последних статей показали, что надо всерьез поговорить о морской артиллерии, ее особенностях, применении и проблемах, которые возникали. То есть кратко попытаемся определить – а что такое вообще артиллерия эпохи паруса, и с чем ее едят.

До изобретения пушек

Пожалуй, первый прообраз морской артиллерии изобрел и внедрил Гай Юлий Цезарь (здесь мы опираемся на «Комментарии к Гальской войне»), который повелел установить на кораблях катапульты. До этого излюбленной тактикой флота Античности был таран и абордаж.

Понятно, что обстрел кораблей из катапульт, стреляющих по навесной траектории, не имел особого смысла, ибо попасть в цель типа «корабль» можно было только чудом. Такая протоартиллерия неплохо использовалась в атаке против берега.

Следующий шаг сделали византийцы, которые изобрели греческий огонь и огнеметы. Это как раз уже было вполне себе оружие ближнего боя, которое могло использоваться против других кораблей.

 Морская артиллерия

Использование греческого огня.
Но наиболее близко подошли к созданию артиллерии в том виде, в котором мы ее себе представляем, китайцы.

В 1293 году император Китая Хубилай-хан при вторжении на Яву, помимо всего прочего, использовал установленные на кораблях стволы, сделанные из бамбука, которые стреляли копьями либо пулями (прообраз картечи), выбрасывая их с помощью энергии горения черного пороха. Пушки эти оценили во всей Юго-Восточной Азии, потому что с 1300 года орудия такого типа (кетбанги) распространились по всему региону.

Наконец, к 1330–1350 годам и Европа, и Азия практически одновременно приходят к изобретению обычных пушек. Первое зафиксированное морское сражение, где использовались пушки – это Столетняя война, битва при Арнемдейне (23 сентября 1338 года).

Дело в том, что в этом сражении присутствовал один корабль (английский Christopher), который был вооружен тремя пушками и одним ручным огнестрельным оружием. Примечательно, что огнестрел не оказался супероружием, тот бой англичане проиграли, а сам вооруженный пушками Christopher французы захватили старым добрым абордажем.

Период проб и ошибок

В XV веке пушки стали обязательными почти на всех кораблях.

Останавливало только одно – до изобретения лафета и его крепления к борту отдача от выстрела была велика, и тормозной путь пушки превышал ширину корабля. Поэтому пушки в то время ставились либо на носу, либо в корме. Одна или две пушки по центру были пушками больших калибров – «василисками», рядом ставились одно-два орудия поменьше – серпенты, сакры и фальконы. Тогда же и возник вопрос хоть какой-то стандартизации.

Поскольку артиллерийские системы были абсолютно сырыми, одно орудие могло отличаться от другого, как по длине, так и по внутреннему диаметру ствола, интуитивно пришло решение – делить пушки по весу снаряда. Таким образом василиски стали 50- или 60-фунтовыми пушками, серпенты или кулеврины – 17–20-фунтовками, сакры – 8–9-фунтовками, фальконы – это 4- или 6-фунтовки.

 Морская артиллерия

Вооружение французской галеры 1736 года.
Проблема была в том, что фунт в разных странах был неодинаковый, и это создавало определенные проблемы. Например, в Англии фунт был равен 0,453 кг, а вот во Франции – уже 0,4895 кг, в Испании – 0,4608 кг, в России артиллерийский фунт – это 0,4914 кг (установлен лично Петром I в 1700 году), в Нидерландах – 0,4941 кг и т. д.

То есть во всех странах, несмотря на вроде бы примерно одинаковую шкалу калибров (а тогда под калибром понимали либо вес ядра, либо длину ствола, а не внутренний диаметр, как мы привыкли), размеры ствола и диаметр орудий были разными. Например, пушка длиной в 20 калибров – это была пушка с длиной ствола в 20 диаметров его ядра.

Наконец в 1712 году датский полковник Альбрехт Боргард, приглашенный в Англию в качестве эксперта, ввел стандартизацию значений вооружений кораблей. Данные сведены в таблицу.

В 1702 году английская артиллерия была стандартизирована и приняла вид, отображенный в таблице:

 Морская артиллерия

Ну и пушки массой снаряда ниже.

По длине пушки делились на длинные (длина от 20 калибров), короткие от 9 до 15 калибров, и гаубицы (куда входили и мортиры), до 6 калибров. Эта система закрепилась в английском флоте аж до XX века.

Что касается французского и испанского флотов, то после 1714 года они несли пушки с весом ядра в 36, 24, 18, 12, 8 и 6 фунтов. Из-за большего значения фунта французское 36-фунтовое ядро было эквивалентно британским 39 фунтам. Но более тяжелая пушка и заряжалась более медленно, поэтому британские 32-фунтовки имели преимущество перед французскими 36-фунтовками в скорости заряжания.

Самыми же скорострельными из тяжёлых оказались 24-фунтовые пушки, которые очень любили голландцы, в сражении у Доггер-банки (1781 год) они умудрялись давать один выстрел в 55 секунд. Для сравнения: хорошо обученные английские команды давали из 32-фунтовок два выстрела в три минуты, скорострельность французских 36-фунтовок составляла один выстрел в три минуты.

Производство пушек

Изначально пушки производились следующим образом – отливалось несколько полос железа, которые соединялись между собой методом ковки вокруг деревянного сердечника и усиливались соединяющими кольцами. Понятно, что такая пушка во многом была дефектной, грозила разорваться вдоль какого-либо шва, имела низкую точность и надежность.

Именно поэтому примерно в 1560-х годах пушки стали отливать как единое целое, и в расплавленный металл по центру начали вставлять специальную болванку, сердечник, который формировал канал ствола. Далее пушка остывала, болванка вынималась или крошилась, и после обработки орудие было готово к использованию.

 Морская артиллерия

32-фунтовая батарея нижнего дека на английском линейном корабле Victory.
Казалось бы – просто? Нет, не просто.

Часть пушек из-за такой отливки получалиь некачественными – чугун остывает неравномерно, и из-за разницы температур сердечника и чугунного ствола внутри канала образовывались раковины, которые во время стрельбы приводили к разрывам пушек.

В 1729 году шведом Морицем была предложена новая технология – пушки лили цельными из серого чугуна, а потом ствол рассверливали. Машина для рассверливания стволов была продемонстрирован впервые во французском Лионе в 1734 году. И начиная с 1740-х пушки начали изготавливать по этой технологии.

Однако до 1760-х годов не получалось высверливать ствол строго горизонтально. Чаще всего ствольный конус уходил под небольшим углом в сторону, и в результате толщина стенок была неравномерной. Что опять-таки вело к повышенному износу и, как следствие, к разрыву орудий.

Из-за этих проблем с изготовлением железных пушек бронзовая артиллерия больших калибров окончательно ушла со сцены только в 1780-х годах. Но даже в 1812 году на части кораблей еще оставались легкие 12-, 9-, 6- и 3-фунтовые пушки. Также бронза до конца эпохи паруса шла на изготовление сухопутных мортир и гаубиц, на кораблях эти типы орудий были в основном чугунными.

Пушки в бою

Сколько нужно людей, чтобы обслужить одну пушку?

Вопрос не праздный. Ведь та же самая 32-фунтовая пушка весит 3,85 тонны.

Изначально орудийные расчеты делились на «четверки». Это было очень удобно, поскольку изначально разные типы пушек обслуживались расчетами, кратными четырем. Чуть позже (в 1720-е) это правило перестало действовать, 32-фунтовые пушки обслуживались расчетом из 14 человек, 24-фунтовые – из 12 человек, 18- фунтовые – из 11 человек. 12-фунтовые – из 8 человек, 9- или 8-фунтовые – из 6 человек соответственно.

 Морская артиллерия

Стрельба из 18-фунтовой французской пушки. Судя по всему, бой ведется на два борта, поскольку в нормальном варианте пушку должны обслуживать 11 человек.
Возьмем расчёт 32-фунтовой пушки. Он состоял из 1 комендора, 1 помощника комендора, двух человек, подающих заряды и ядра, и… всё. Остальные 10 человек делились на пятерки и либо подтягивали пушку к порту, либо откатывали ее вовнутрь.

Да, один расчет относился к двум пушкам – левого и правого борта соответственно. Но большинство сражений корабли вели только одним бортом, ибо попадание в два огня резко снижало интенсивность стрельбы и фактически знаменовало собой полный проигрыш боя.

В боевых инструкциях (Articles of War) по английскому флоту (1745 год) в статье XXXV сообщалось следующее: «капитан корабля обязан поддерживать дисциплину на вверенном ему судне и часто проводить упражнения артиллерийских команд с большими и малыми пушками (great guns and small arms), чтобы получить преимущество в бою (to render them more expert in time of battle), а также записывать в судовом журнале время этих учений».

Однако одно дело закон, а второе – его исполнение. Все зависело от конкретного капитана. Например, на Victory Нельсона учения проводились… раз в неделю.

Вообще, при Трафальгаре примерно половина эскадры Нельсона имела слабую артиллерийскую подготовку и последний раз проводила учения орудийной прислуги три и более месяцев назад.

 Морская артиллерия

Сражение при Трафальгаре, 1805 год.
И это была далеко не вся проблема. Вот, например, что писал мичман с Conqueror Ульям Прингл Грин:

«На многих кораблях Его Величества тренировки орудийных команд проходили с одними и теми же пушками. Хотя логика диктует, что пушки каждый раз должны быть разные, в действительности, особенно во время дальнего похода, все палубы могли быть заставлены припасами, матросским скарбом, свернутыми гамаками и т. д.

В результате во время боя выяснялась не очень приятная особенность: те пушки, с которыми тренировались, были вычищены, выдраены, готовы к бою, и отлично стреляли. На остальных же пушках часто наблюдались неисправности, например, ржавчина в стволе, или поврежденный лафет, или ослабшие и истершиеся канаты. В бою эти пушки часто самовзрывались, отскакивали в сторону, сваливались с лафетов, отрывались от креплений.

Отдельно стоит сказать и об инструментах, которые используются для ухода за пушками. Неиспользуемые в течение длительного периода губки часто просто крошились, банники внезапно оказывались лысыми или сломанными, если же сюда приплюсовать суету во время боя, манипуляции с боеприпасами и т. п., понятно, что такие последствия не должны казаться необычайными».

Карронады

Чтобы снизить вес пушки и количество обслуживающего ее персонала, в английском флоте был придуман необычный вариант. Это пушка большого калибра, но короткая и тонкостенная. Такие пушки могли стрелять недалеко, но ядрами больших калибров. Более того, на близком расстоянии эти ядра не пробивали, а проламывали борт вражеского корабля, образуя кучу щепы.

Надо сказать, что тема для англичан была не новой – они пытались использовать облегченные пушки-«дрейки» еще во времена англо-голландских войн, но ордонансом 1712 года они были изъяты из флота.

Так вот, в 1780-х годах было предложено заменить карроанадами пушки на верхней палубе. Тогда у англичан на надстройках и квартердеке стояли в основном 9- или 6-фунтовые длинные пушки, весом соответственно либо 1,585 тонны, либо 1,068 тонны. Если подобную пушку заменить на 32-фунтовую карронаду (которая весит всего-то 784 кг), то вес залпа на ближней дистанции увеличится кратно, кроме того – из-за особой конструкции скользящего лафета карронаду могли обслуживать всего два человека.

Таким образом, англичане получили великолепное орудие ближнего боя.

Надо сказать, что нововведение не прошло мимо французов и испанцев. Так, в 1784 году испанцы закупили в Англии две 96-фунтовых карронады, две 68-фунтовых и две 42-фунтовых, а также по 50 ядер на каждую пушку. Эти карронады предполагалось сравнить с 36-, 24- и 18-фунтовыми пушками. Из каждой карронады было произведено по 30 выстрелов, испытаниями ведал инженер Ровира.

Собственно, это и составляло главную проблему, ибо Ровира не был моряком. Инженер отмечал, что длинные пушки дают дальность стрельбы гораздо больше, нежели карронады, а также оказывают на корпус мишени гораздо меньшее пробивающее воздействие, что особенно видно на дистанциях свыше 150 ярдов.

 Морская артиллерия

68-фунтовая карронада на баке линейного корабля Victory.
Поскольку инженер не был моряком, он не знал, что в морском бою ядро из карронады образовывало кучу щепы, направленной вовнутрь корабля, и именно эта щепа большей частью убивала и калечила экипажи.

Генерал-лейтенант Лангара, благосклонно относящийся к принятию на вооружение этого нового оружия, был удивлен быстротой их заряжания и скорострельностью. По его оценкам, 96-фунтовая карронада давала один выстрел в одну минуту 40 секунд, 68-фунтовая – в одну минуту 34 секунды, а 42-фунтовая – перезаряжалась всего за 45 секунд.

Однако после испытаний испанцы… благополучно сдали карронады на склады и забыли о них. Вспомнить о карронадах пришлось в 1805 году, при Трафальгаре, когда англичане и их карронады, подобно пулеметам, просто выкашивали команды французских и испанских кораблей. Вильнев и Гравина перед сражением уповали на свалку и старый добрый абордаж за счет увеличенных десантом команд, но именно карронады потопили в крови все попытки абордажей со стороны французов и испанцев.

Литература:
1. Chuck Meide «The Development and Design of Bronze Ordnance, Sixteenth through Nineteenth Centuries» – The College of William & Mary, 2002.
2. N. A. M. Rodger «The Wooden World: An Anatomy of the Georgian Navy» – New-York-London, «W.W. Norton & Co», reprint, 1996.
3. Spenser C. Tucker «Naval Warfire» – «Sutton Publishing», Phoenix, 2000.
4. Enrique García-Torralba Pérez «La artillería española en el siglo XVIII» – Ministerio de Defensa, 2010.
5. Jean Boudriot, «L’artillerie de mer : marine française 1650–1850» – Paris, Ancre, coll. «Archéologie navale française», 1992.
6. N. A. M. Rodger «Image and Reality in Eighteenth-Century Naval Tactics» – Mariner’s Mirror 89, No. 3 (2003), pp. 281–96.
Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»