×

На крыльях судьбы

Рассказ об авиаторе, память о котором никогда не померкнет.

На крыльях судьбы

Генерал-полковник авиации Василий Решетников.

Речь о легендарном командующем дальней авиацией заслуженном военном лётчике СССР Герое Советского Союза генерал-полковнике авиации Василии Васильевиче Решетникове. Одном из славных советских соколов, участнике Великой Отечественной войны, учителе и наставнике сотен высококлассных пилотов и десятков авиационных командиров, на десятилетия определившем судьбу дальней авиации страны.

Идёт время, но горечь утраты остаётся, она даже усилилась на крутых поворотах военной истории. Для ветеранов дальней авиации, да и большинства молодых дальников это большая, невосполнимая потеря. В дальней авиа­ции не было более авторитетного и уважаемого человека, чем Василий Васильевич Решетников. Он кумир молодых лётчиков, непререкаемый авторитет для зрелых и опытных пилотов, командиров всех степеней. Его искренне любили, уважали, им гордились и стремились быть на него похожими. Вся жизнь Решетникова – это яркий человеческий подвиг, пример достойного, беззаветного служения своему народу и Оте­честву.
Родился Василий Решетников 23 декабря 1919 года в городе Екатеринославе (в советское время это Днепропетровск, а ныне Днепр) в семье потомственных художников. Его прадед – мастер живописи, дед – иконописец, отец – художник, дядя – академик Фёдор Решетников – автор знаменитых полотен «Прибыл на каникулы», «Опять двойка». В этом ряду судьба Василия Васильевича стоит особняком.
Он не планировал связывать жизнь с армией, с авиацией. «У меня были совсем другие устремления – вспоминал Василий Васильевич. – Учился на рабфаке, был комсомольцем. Но в 1936 году нас пригласили на медицинскую комиссию, поскольку шёл набор в авиацию. Был даже такой призыв: «Комсомольцы – на самолёт!» Мои товарищи из-за здоровья «сыпались» один за другим, а я прошёл комиссию без поражений: здоров, годен! Вот тогда я и загорелся авиацией, был зачислен курсантом Ворошиловградской школы военных лётчиков».
Так неожиданно для родных начался его полувековой путь в авиации, которая стала самой крепкой и вечной любовью Василия Васильевича. Выросший и воспитанный в творческой, интеллигентной семье, Василий с юношеских лет впитал семейные традиции. Он был трудолюбив, настойчив, не по годам ответственен, творчески подходил к учёбе. С огромным уважением, почти с религиозным чувством преклонения и веры относился к лётным учителям – инструкторам. Всё это помогло ему основательно освоить профессию пилота, а в последующем стать первоклассным боевым лётчиком.
В годы Великой Отечественной войны лётчик Решетников совершил 307 боевых вылетов на дальнем бомбардировщике Ил-4, нанося бомбовые удары по аэродромам, портам, органам управления, скоплениям войск и техники противника, его административно-политическим и промышленным центрам, в том числе по Берлину. Дважды его самолёт сбивали, но он чудом спасался, возвращался в родной полк и продолжал крушить врага.
Война стала для Василия Васильевича, как и для всего советского народа, серьёзным испытанием. «Я рад, – говорит он, – что не отсиделся дома, а был там, где должен был быть, к чему себя готовил. И никак не могло быть по-другому».
27 июня 1943 года за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии капитан В.В. Решетников был удостоен звания Героя Советского Союза. В то время герою было всего 23 года.
А в 26, это уже после войны, он становится командиром родного 19-го гвардейского Краснознамённого Рославльско-Катовицкого дальнебомбардировочного авиационного полка. За восемь лет командования полком В.В. Решетников не только приобрёл богатейший опыт организации лётной работы в мирное время, руководства многочисленным воинским коллективом, но и научился решать многие житейские вопросы. «Для меня, – вспоминал Решетников, – послевоенное время было гораздо тяжелее, мучительнее. На войне всё понятно. Взлетел, выполнил боевое задание, вернулся, пошёл в столовую, принял положенные сто граммов, отправился спать, и никаких забот. А после войны мне 26 лет, я командую дальнебомбардировочным полком. Гарнизонный городок после войны разбит, а целый полк на моих руках. Не только лётчики, штурманы, стрелки и радисты – семьи с детьми. Их в сад, в школу нужно отправлять. Они есть хотят, а в Военторге пустые полки. Я командир полка и за всё отвечаю, за административную часть тоже. Было очень тяжело».
Затем последовала учёба в Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил СССР, командование авиадивизией, корпусом и дальней авиацией. На завершающем этапе воинской службы генерал-полковник авиации В.В. Решетников был в течение шести лет заместителем главнокомандующего ВВС. И все эти годы продолжал летать, осваивал современную авиационную технику, приёмы и способы её боевого применения, учил лётному делу молодёжь. Весной 1959 года вместе с генералом В.Т. Тарановым установил мировой рекорд дальности полёта по замкнутой кривой – 17 150 километров, проведя 21 час 15 минут за штурвалом стратегического бомбардировщика Ту-95. Прежний рекорд американских лётчиков был превзойдён на 2700 километров.

В годы Великой Отечественной войны лётчик Решетников совершил 307 боевых вылетов на дальнем бомбардировщике Ил-4, нанося бомбовые удары по аэродромам, портам, органам управления, скоплениям войск и техники противника, в том числе по Берлину

На крыльях судьбы

Особенно значителен вклад генерала Решетникова в оснащение дальней авиации современными типами дальних и стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-22М и Ту-160, довооружение их современными высокоточными средствами поражения большой дальности. Как председатель государственной комиссии, он лично участвовал в процессах конструкторской разработки, создания и испытания этих машин, принятии их на вооружение, благодаря чему дальняя авиация получила замечательные боевые авиационные комплексы, которые и сегодня составляют основу её авиационного парка.
Одиннадцать лет Василий Васильевич командовал дальней авиа­цией. За это время она обрела невиданную мощь. Её экипажи были подготовлены к выполнению самых сложных видов полётов в различных широтах, над акваториями морей и океанов, к осуществлению всех видов разведки, в том числе авианосных многоцелевых групп. Именно в тот период на вооружение были приняты мощные крылатые ракеты, способные применяться как в обычном, так и ядерном варианте. То, что сделал Решетников для дальней авиации, будучи её командующим, трудно переоценить. А затем он продолжил дело повышения её боевой мощи и боеспособности на посту заместителя главнокомандующего ВВС, занимая этот пост до увольнения с военной службы.
Но и после завершения военной службы его не оставляли думы и чаяния о крепости и благополучии дальней авиации, её личного состава. Он продолжал посещать гарнизоны дальней авиации, помогал командирам словом и делом, глубоко вникал в имеющиеся проблемы и способствовал их решению.
Более 30 лет Василий Васильевич трудился в Совете ветеранов дальней авиации, 10 лет возглавлял его работу, до последнего вздоха оставался почётным председателем ветеранской организации «Дальники». Благодаря его усилиям и личному примеру значительно активизировалась военно-историческая и патриотическая работа с молодёжью.
Решетников лично проводил глубокие исследования боевого пути дальней авиации, выступал на эти темы перед личным составом частей, учащимися подшефных школ. Его творческие способности нашли воплощение в писательском труде. Им написаны и уже неоднократно изданы замечательные книги «Что было, то было!», «Обречённые на подвиг. Избранники времени», «Фёдор Решетников. Художник и по­лярник».
Василий Васильевич обладал феноменальной памятью. В свои 103 года он мог в деталях рассказать о событиях давно минувших дней, при этом называл десятки и сотни имён людей, участвовавших в этих событиях.
Заочно я давно был знаком с Василием Васильевичем, но близко познакомился с ним, когда был назначен командующим ДА осенью 1997 года. Тогда мы ещё не знали об истоках происхождения дальней авиации России и вели интересную научную работу по поиску её начал. Понимая суть нашего замысла, Решетников сразу поддержал нашу работу и говорил мне, что и сам не раз задумывался над выяснением исторических начал дальней авиации России. Полагал, что она зародилась задолго до 5 марта 1942 года, даты, которую официально отмечали как день рождения авиации дальнего действия.
Мы сумели доказать, что началом русской дальней авиации в действительности стало 23 декабря 1914 года, когда решение военного совета русской армии о создании эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец» было высочайше утверждено личной подписью императора.
Решетников был доволен этим уточнением. Его только смущало, что день создания дальней авиации случайным образом совпадает с его днём рождения.
Зимой 1997 года Решетников пригласил меня как молодого командующего дальней авиацией на традиционный товарищеский ужин. Жена Василия Васильевича Наталья Антоновна наготовила целый стол различных блюд и ушла к подругам. На ужин в качестве гостей были приглашены близкие Василию Васильевичу руководители дальней авиации, участники Великой Отечественной войны – его сослуживцы, известные художники, поэты.
Там-то я и познакомился близко с Феликсом Ивановичем Чуевым – авиационным поэтом, кумиром молодых лётчиков ВВС. Он и раньше бывал в нашем авиационном полку в гарнизоне Барановичи. На вечере я услышал яростные споры между Феликсом Ивановичем и Василием Васильевичем о будущем России и её Вооружённых Сил.
Я узнал, что благодаря прекрасной памяти Василий Васильевич знал и мог прочесть множество стихов, песен и романсов, в том числе собственного сочинения. А как задушевно он пел под собственный аккомпанемент на гитаре.
Ещё об одной традиции дальней авиации мне хотелось бы рассказать. Впервые в ВВС мы стали присваивать имена городов и великих людей, сыгравших особую роль в жизни и развитии ДА, стоящим на вооружении ракетоносцам-бомбардировщикам. Сама эта идея не нова, так как первые воздушные корабли эскадры «Илья Муромец» имели собственные имена «Русский витязь», «Илья Муромец». Мы продолжили эту традицию, посоветовавшись с Василием Васильевичем.
Ту-95МС первым получил имя «Смоленск», а Ту-160 – «Илья Муромец». А вот за то, что одному из стратегических ракетоносцев Ту-160 было присвоено имя «Василий Решетников», я получил от него взбучку. Он полагал, что давать самолётам имена ещё живых людей нельзя.
Удивительный человек. Героический боевой лётчик, крупный военачальник, а ещё высококультурный, образованный, удивительно скромный и уважительный собеседник. Он никогда не кичился своими званиями и чинами. Всегда и для всех был открыт, прост, доступен. Никогда не говорил о своих заслугах, хотя их у него было великое множество. Он очень ценил и уважал людей, с которыми ему довелось служить, работать и заниматься ветеранскими делами. И все, кто знал генерал-полковника авиации Решетникова, отвечали ему тем же.
20 марта, в день, когда завершил свой земной путь славный лётчик, легендарный командир и замечательный человек Василий Васильевич Решетников, его вспомнили словами, идущими от сердца, во всех гарнизонах дальней авиации. Его помнят молодые лётчики и старшее поколение авиаторов, его не забывают ветераны дальней авиации, его ученики и последователи. И эта добрая память будет жить и передаваться из поколения в поколение, ибо память о славных сынах Отечества должна вечно оставаться с нами.

Михаил ОПАРИН

генерал-лейтенант в отставке, заслуженный военный лётчик Российской Федерации, член Общественного совета при Минобороны России, председатель совета региональной общественной организации ветеранов авиации «Дальники».

Источник: redstar.ru

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»