×

На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

 На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

Сухопутный комплекс Aegis Ashore, построенный в Румынии

С начала двухтысячных годов США принимали различные меры по строительству и развертыванию в Европе систем и комплексов стратегической противоракетной обороны. В регионе уже присутствуют различные объекты такого рода, и очередной на днях приняли на вооружение. По итогам этого события евроатлантическая система ПРО фактически приобретает свой окончательный вид и состав, а также получает все запланированные возможности.

Системы обороны

В начале двухтысячных годов США вышли из российско-американского договора по ПРО, условия которого перестали их устраивать. Сразу после этого началась разработка новой крупномасштабной системы обороны, включающей комплексы за пределами континентальной части США. Тогда же стартовали переговоры с будущими партнерами по программе, на территории которых могли появиться новые объекты.

В дальнейшем планы Пентагона и Белого дома корректировались и менялись. В частности, сначала в Восточной Европе собирались развернуть комплексы ПРО типа GMD с ракетой GBI, аналогичные построенным на Аляске и в Калифорнии. Однако в дальнейшем решили разработать другой комплекс, более простой и дешевый в постройке и эксплуатации.

Планы США приобрели окончательный вид лишь к началу десятых годов. Тогда же появились договоренности с Румынией и Польшей о строительстве новых наземных комплексов. Кроме того, США планировали создать морскую компоненту ПРО, в связи с чем требовалось найти в регионе порты, способные принимать корабли с соответствующими системами.

 На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

Пуск ракеты комплексом «Иджис Эшор»
В первой половине десятых годов, с определенным интервалом, в Румынии и Польше началось строительство стационарных наземных комплексов Aegis Ashore. Первый из них, расположенный на румынской авиабазе Девеселу, вступил в строй в 2016 г. и с тех пор несет постоянное дежурство. Строительство аналогичного объекта на польской базе Редзиково затянулось. Его хотели завершить еще в 2018 г., но комплекс сдали только осенью 2023-го. Комплекс уже начал боевое дежурство, и в середине декабря его официально приняли на вооружение.

Параллельно с подготовкой к строительству наземных объектов шла подготовка морской компоненты ПРО. В нее включили крейсера Ticonderoga и эсминцы Arleigh Burke с модифицированной боевой информационно-управляющей системой Aegis BMD и новым вооружением, позволяющими перехватывать сложные баллистические цели. В общей сложности такую БИУС и новые ракеты получили несколько десятков кораблей. Около половины предполагалось развернуть в Атлантике и ближайших регионах.

Наземная компонента

На суше задачи противоракетной обороны восточного фланга НАТО решаются при помощи двух стационарных комплексов Aegis Ashore. По сути, такой комплекс представляет собой корабельную систему Aegis BMD в сокращенной комплектации, размещенную на капитальных сооружениях. В свое время такая архитектура комплекса подавалась как возможность решения поставленных задач при минимальных затратах. Строительство «Иджис Эшор» было в разы выгоднее развертывания комплекса GMD.

Главным элементом комплекса Aegis Ashore является трехкоординатная многофункциональная радиолокационная станция AN/SPY-1, изначально разработанная для кораблей «Тикондерога» и «Арли Берк». В специальной постройке характерного вида размещаются все необходимые электронные агрегаты, а на внешних стенках монтируются две активные фазированные антенные решетки.

 На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

Ракетный крейсер USS Lake Champlain (CG-57) типа Ticonderoga. На надстройке видны кожухи АФАР, на палубе — пусковые установки
Каждая АФАР имеет сектор обзора шириной 90° по азимуту и 90° по углу места. Дальность обнаружения воздушных целей – не менее 300-320 км; баллистические засекаются на большем удалении. Штатные вычислительные средства РЛС сопровождают до 250 целей одновременно и обеспечивают обстрел до 20.

В состав «Иджис Эшор» также входят три универсальные пусковые установки Mk 41 с восемью ячейками для ракет на каждой. Как и РЛС, установки размещены в специальных наземных постройках. Для их обслуживания в составе комплекса предусмотрены соответствующие средства.

Перехват баллистических целей должен осуществляться противоракетами SM-3 разных модификаций. Сообщается, что сейчас в Румынии и Польше применяются ракеты версии SM-3 Block IB с дальностью стрельбы до 1200 км. В будущем планируется внедрить более дальнобойные и высотные Block IIA. Все модификации SM-3 используют комбинированное радиолокационное и инфракрасное наведение, а также несут кинетическую боевую часть.

Представляет интерес специфика размещения двух Aegis Ashore в Восточной Европе. Так, АФАР объекта в Румынии ориентированы на север и на восток. Благодаря этому в сектор обзора одной из решеток попадают крупные территории к северу от РЛС, включая западные области России, а вторая может следить за нашим югом.

Радиолокатор AN/SPY-1 в польском Редзиково ориентирован схожим образом. При этом ось его «восточной» АФАР направлена в сторону Москвы и центрального промышленного региона. Вторая антенна, в свою очередь, следит за воздушным и космическим пространством над Скандинавией.

 На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

Эсминец USS Paul Ignatius (DDG-117) типа Arleigh Burke
Таким образом, основное внимание двух комплексов ПРО обращено на европейскую часть России. Они способны засекать пуски ракет из позиционных районов ряда частей и соединений, а также своевременно реагировать на них. Кроме того, РЛС из состава «Иджис Эшор», интегрированные в общие контуры управления, дополняют другие средства разведки и позволяют более эффективно следить за российским воздушным пространством.

Корабельные системы

Корабельный комплекс Aegis BMD стал основой для сухопутного Aegis Ashore, и потому они имеют массу общих черт и близкие характеристики. При этом присутствуют и некоторые различия, обусловленные спецификой принципиально разных платформ. Тем не менее, корабли и сухопутные комплексы способны решать общие задачи.

На крейсерах и эсминцах ВМС США используется полный вариант РЛС AN/SPY-1 с четырьмя АФАР. За счет этого обеспечен круговой обзор по азимуту, соответствующий потребностям и задачам боевого корабля. В то же время, основные технические характеристики локаторов наземного и корабельного базирования не отличаются.

Корабли с Aegis BMD превосходят наземные комплексы по размеру боекомплекта. Так, крейсер Ticonderoga имеет пусковые установки Mk 41 на 122 ячейки, а на эсминцах Arleigh Burke присутствует 74 ячейки. На практике используется смешанный боекомплект с зенитными и ударными ракетами, но и в этом случае на борту корабля присутствует значительно больше изделий SM-3, чем на сухопутной установке. Кроме того, корабельная компонента ПРО уже получает более новые ракеты SM-6 с улучшенными параметрами перехвата баллистических целей.

 На суше и на кораблях. Стратегическая ПРО на основе комплекса Aegis

Испытания ракеты SM-6
В отличие от «Иджис Эшор», корабли с комплексами ПРО способны к перемещению и маневру. Их можно перебрасывать на опасное направление, они могут выполнять патрулирование и т.д. При этом зона ответственности и зона поражения ПРО определяются не только ее тактико-техническими характеристиками, но и текущим местоположением корабля.

Комбинированный подход

Евроатлантическая составляющая стратегической противоракетной обороны США и НАТО на данный момент включает два наземных комплекса Aegis Ashore, построенных в Румынии и Польше, а также порядка двух десятков кораблей с унифицированными системами, развернутые на европейских базах. При необходимости, эти системы могут дополняться другими комплексами с иным уровнем характеристик и кругом задач.

Для построенной системы ПРО заявлены высокие технические и боевые характеристики. Она способна засекать и поражать различные цели на дистанциях порядка 1000-1200 км от местоположения противоракетного комплекса, и принимаются меры по увеличению дальности. Обеспечен перехват ракет на активном участке или за пределами земной атмосферы.

Большое значение имеют принципы комплектации системы ПРО. Она включает два стационарных комплекса с жестко определенными зонами ответственности и большое количество кораблей, принципы развертывания которых зависят от текущих потребностей. Такой подход делает систему более гибкой и способной быстро реагировать на изменения обстановки.

Впрочем, следует учесть, что недавно построенная многокомпонентная система ПРО пока не проходила полноценных испытаний. В тех или иных условиях проверялись только отдельные ее компоненты, и далее результат экстраполировался на всю систему в целом. Поэтому остаются актуальными вопросы реальных характеристик и возможностей. Сможет ли евроатлантическая ПРО США и НАТО справиться с ракетами России или хотя бы Ирана в условиях реального конфликта, неизвестно.
Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»