×

Офицер спецназа рассказал о тяжелом бое, за который получил звание Героя России

«Удержать позиции любой ценой»

Мы продолжаем рассказывать о героических свершениях военнослужащих в зоне проведения специальной военной операции на Украине. Имена и фамилии некоторых из них называть пока нельзя из-за секретности их подразделений. Недавно в редакции «МК» побывал офицер спецназа, назовем его Антоном, который рассказал о братстве, самоотверженности бойцов, а также о том, за что получил медаль «За отвагу» и Золотую Звезду Героя.

Офицер спецназа рассказал о тяжелом бое, за который получил звание Героя России

Фото: MIL.RU

Антон родом из Кировской области. Окончив Казанское танковое училище, попал по распределению на Северный Кавказ, в мотострелковую бригаду. Потом служил в Крыму, с первых дней со своим подразделением оказался в зоне спецоперации.

— Когда заходили, одна наша усиленная рота попала в окружение, — рассказывает майор. — Нужно было эвакуировать бойцов. Я возглавил бронегруппу из двух бэтээров и бронеавтомобиля повышенной защищенности «Тайфун» на базе КамАЗа. Выдвинулись. Думали, что там, где будем объезжать, позиций противника не будет. Но в первом же населенном пункте начался бой. У ВСУ там оказался блокпост. Решили на полном ходу его сносить. Наводчик огнем 30-миллиметровой пушки сжег их бронетранспортер и стоящую рядом машину. Украинские националисты были в шоке, они не ожидали такой наглости с нашей стороны. Мы перескочили на бэтээрах бетонные плиты около их блокпоста.

Завязался бой, как объясняет Антон, и в следующем селе. Они сожгли много техники, положили большое количество личного состава противника.

— В результате вытащили нашу роту из окружения. Посадили ее на технику, эвакуировали, за что я получил медаль «За отвагу».

Офицер спецназа рассказал о тяжелом бое, за который получил звание Героя России

Работает спецназ: автоматический гранатомет АГС в действии. Фото: MIL.RU

— Как к вам относились местные жители?

— Люди на новых территориях были к нам расположены. Мы помогали многим многодетным семьям. Делились всем, что у нас было. Давали им тушенку, консервы, медикаменты…

Осенью 2022-го ВСУ начали перегруппировку сил на юге Украины. Антон вспоминает один из октябрьских дней, когда противник силами мотопехотной роты и усиленной бронегруппы пытался обойти их мотострелковое подразделение с фланга.

— Силы были неравны, — говорит майор. — Оценив обстановку, принял решение вместе со своим подразделением выдвинуться навстречу ВСУ, потому что в том районе никого не было. Нужно было организовать оборону.

Задача стояла любой ценой удержать позиции. Завязался бой с семикратно превосходящими силами противника. По подразделению Антона били вражеская артиллерия, минометы, танки.

— Над нами висели беспилотники, враг нас хорошо видел. У нас с собой были стрелковое оружие, противотанковые управляемые ракеты, ПТУРы, автоматические гранатометы АГС. Под прикрытием артиллерии и бронетехники украинские националисты перешли в атаку. Мы подпустили их к себе поближе, метров на 80, открыли огонь. Бой длился 5 часов. Обе атаки противника были отбиты.

Подразделение Антона уничтожило большое количество личного состава противника, бронетранспортер и боевую машину пехоты.

Командир все время был в авангарде. Отсекая пехоту от бронетехники, действовал смело и решительно. Личным примером воодушевлял бойцов.

— Противник не смог отбить наши позиции, мы их отстояли, главная задача была выполнена. ВСУ туда не зашли. Их было примерно рота, нас — шесть человек. Оставшиеся силы противника добила наша артиллерия.

Антон получил множественные осколочные ранения. Пока его эвакуировали, он несколько раз терял сознание.

— Меня перевязывал сержант, который потом тоже получил тяжелое ранение. Саша успел меня вытащить в район эвакуации, а сам вернулся на позиции. Оставался там, пока не наступила ночь. Противник подошел на минимальную дистанцию, но соваться туда не стал, потому что не располагал информацией, кто и что там находится.

Сержант, помогая раненым, использовал все медицинское обеспечение, которое у него было. Делился жгутами, обезболивающими препаратами. Когда осколок прилетел ему в ногу, перевязываться ему практически было нечем уже.

— Он все раздал. Такой вот самоотверженный человек. Саша простой крымский парень из Бахчисарая. Да, смышленый, исполнительный. Но до начала спецоперации сложно было представить, что он так героически себя проявит.

Терять позиции было нельзя. И сержант вернулся.

— Радиосвязи уже не было, где-то ее осколками разбило, где-то противник задействовал средства РЭБ, радиоэлектронной борьбы. Наши «птички» долгое время туда залететь не могли, там глушили радиоволны, ставили помехи. И тут, как чудо, приходит сообщение от сержанта, что он живой.

Сашу надо было вытаскивать. Была собрана эвакуационная группа.

— Это было подкрепление из нашего подразделения. Группа ночью заходила на позиции, искала Сашу. А над ним завис квадрокоптер. Ребята набирали сержанта, а он не отвечал. Понимал, что если возьмет телефон, то беспилотник его сразу засечет. В итоге все-таки решился, взял телефон, сообщил, что над ним завис беспилотник. Ему ответили: «Это наш квадрокоптер, мы тебя ищем, подсвети ему».

Сержанта нашли среди тел погибших. Он пытался спасти раненых бойцов, подтягивал их к себе. Нога у него буквально висела на сухожилиях…

Так же как и его командир Антон, Саша сначала попал в полевой госпиталь, где располагался медицинский отряд специального назначения. А потом был эвакуирован в тыловой госпиталь. Бойцы говорят, что бесконечно благодарны военным медикам из Санкт-Петербурга, которые смогли спасти Антону руку, а Саше ногу.

Антон в общей сложности провел в госпиталях полгода, перенес множество операций, только на одну левую руку — пять.

Наш собеседник рассказывает, что после того боя на нем остался крестик, который он и теперь не снимает.

В госпитале Антон узнал, что отправили представление о присвоении ему звания Героя России.

— Воспринял это несколько отстраненно, я радовался, что часть моих ребят выжила. Золотую Звезду Героя вручал министр обороны Сергей Шойгу. Он спросил: «Как рука?» Я тогда был еще в гипсе, сказал: «Все хорошо. Скоро буду в строю».

Антон вернулся в зону проведения спецоперации. «Когда снова попадаешь в бой, маленько потряхивает поначалу. Потом приходишь в себя и начинаешь работать», — поделится с нами майор.

Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»