×

Полковник Ходаренок: силы и средства ПВО доказали свою эффективность в ходе СВО

Полковник Ходаренок: силы и средства ПВО доказали свою эффективность в ходе СВО

100% Виктор Толочко/РИА Новости За два года военной операции на Украине неоднократно поднимался вопрос об эффективности сил и средств противовоздушной обороны России. Удары ВСУ по объектам на территории страны и группировкам войск вызывают общественный резонанс и критику. Были ли средства ПВО достаточно подготовлены к конфликту, какие реформы необходимы в этой области и на какой зенитный ракетно-пушечный комплекс «молятся» в зоне СВО — в материале военного обозревателя «Газеты.Ru» Михаила Ходаренка.

Удары противника по объектам на территории страны и группировкам войск неизбежно вызывают вопросы к эффективности сил и средств противовоздушной обороны. Сразу заметим, претензии бывают и не вполне объективными, и не всегда профессиональными.

Что касается неприятеля, то он не дремлет, и только за последнее время предпринял несколько попыток проникнуть в воздушное пространство страны. В частности, зенитные ракетные войска в Ростовской области сбили украинскую ЗУР (зенитную управляемую ракету) С-200, переоборудованную для поражения наземных целей. В Брянской области силами ПВО был поражен беспилотный летательный аппарат.

Была ли готова система ПВО к конфликту с Украиной

Для детального анализа эффективности действий сил и средств ПВО придется начать издалека. Некоторые представители отечественного экспертного сообщества считают, что ходе военной операции ВС РФ в Сирии военно-воздушные силы непрерывно совершенствовали формы и способы боевого применения, а вот силы и средства ПВО застыли в своем развитии и «проспали» сирийскую кампанию. На основе подобных суждений делается вывод, что авиация более организованно вступила в специальную военную операцию, а войскам противовоздушной обороны пришлось учиться и переучиваться на ходу.

Полковник Ходаренок: силы и средства ПВО доказали свою эффективность в ходе СВО

«Удары будут только нарастать». Почему Украина все чаще атакует российские города? Около 2:20 16 января в нескольких микрорайонах Воронежа были слышны взрывы. Дроны ВСУ атаковали… 16 января 14:24

В подобных крайне поверхностных и весьма непрофессиональных суждениях практически все перевернуто с ног на голову. Все дело в том, что авиация в ходе сирийской кампании наносила удары по объектам противника с высоты не менее 6 тыс. метров при полном отсутствии какого-либо противодействия. Совершенствовать формы и способы применения ВВС в ходе подобных боевых действий и предпринимать какие-либо изыскания в сфере тактики просто нет необходимости.

А вот войска ПВО в ходе сирийской кампании, наоборот, вели напряженные боевые действия и постоянно совершенствовали способы поражения тех или иных средств противника. Именно в Сирии зенитные ракетные и радиотехнические войска отработали эффективные приемы борьбы с малоскоростными беспилотниками и снарядами реактивных систем залпового огня.

Перед военной операцией на Украине в войсках противовоздушной обороны проводились масштабные тактические учения на уровне соединений (дивизий ПВО), в ходе которых постоянно усложнялась мишенная обстановка, и по результатам учений совершенствовались образцы зенитного ракетного вооружения. В ходе подобных мероприятий зенитные ракетные войска тренировались отражать массированные удары разнотипных целей.

В частности, были практически отработаны все особенности стрельбы ЗРС С-400 «Триумф» по гиперзвуковым целям (типа «Кинжал»).

100% Global Look Press

В то же время был существенно модернизирован зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С», который в настоящее время способен эффективно поражать и ракеты американской реактивной системы залпового огня на колесном шасси М142 HIMARS (MRLS в том числе), и украинские тактические баллистические ракеты «Точка-У»/ОТРК «Гром-2», то есть даже те цели, скорость которых превышает 1000 м/сек.

Более того, усовершенствованный ЗРПК «Панцирь-С» способен бороться с БЛА, скорость полета которых незначительно отличается от нуля (то есть с практически зависающими беспилотниками вертолетного типа). Помимо прочего, зенитная управляемая ракета ЗРПК «Панцирь-С» относительно недорога по своей стоимости, что немаловажно при отражении массированных ударов противника.

Когда в ходе военной операции надо прикрыть какой-нибудь важный объект, то военные обычно просят прислать ЗРПК «Панцирь-С» и чуть ли не молятся на него.

В результате большой подготовительной работы было «закрыто небо» над многими крупными городами в прифронтовой полосе от ударов БЛА, М142 HIMARS (в пределах возможностей огневых средств), от «Точек-У», MGM-140 ATACMS, ОТРК «Гром-2», от ракет ЗРС С-200 в ударном варианте.

Разумеется, многое было сделано в пределах возможного, поскольку сил и средств ПВО на западной границе государства на момент начала военной операции было относительно немного. За счет перегруппировок из внутренних районов страны боевой и численный состав группировок сил и средств ПВО был значительно усилен, но даже на данном этапе достаточным его признать нельзя.

Что нужно менять

Решение о наращивании производства ЗРК/ЗРС и радиолокационного вооружения на предприятиях российского ОПК, формировании десятков новых зенитных ракетных и радиотехнических полков уже принято, но оно не может быть выполнено одномоментно.

Для повышения эффективности ПВО необходимо предпринять и действия организационно-штатного порядка. К примеру, в настоящее время действуют такие органы управления, как объединенные командные пункты авиации и ПВО. В подобных структурах рода войск не помогают, а только мешают друг другу. Это давно отжившие и малоэффективные управленческие органы.

Полковник Ходаренок: силы и средства ПВО доказали свою эффективность в ходе СВО

«Возврат к здравому смыслу». Какие реформы необходимы российской армии на фоне СВО Вооруженный конфликт высокой интенсивности — лучшая лакмусовая бумажка для проверки правильности… 11 января 17:40

Поэтому на первом этапе необходимо выстроить жесткие и разделенные стволы управления как противовоздушной обороны, так и оперативно-тактической авиации. Но в этом вопросе надо идти дальше. Как ранее писала «Газета.Ru», на втором этапе целесообразно разделить существующие армии ВВС и ПВО в составе Воздушно-космических сил, то есть воссоздать воздушные армии и возродить на новой основе уже не отдельные армии противовоздушной обороны, а армии воздушно-космической обороны. И не замешивать, как ранее, в одном флаконе ударные и оборонительные функции.

В этом плане важно действовать поэтапно (не хвататься за все сразу), в начале воссоздать хотя бы две воздушных армии и две армии ВКО (Санкт-Петербург и Ростов-на-Дону) на западных границах государства.

Что касается Войсковой ПВО, ее надо глубоко интегрировать в единую автоматизированную систему управления, которая уже создана и функционирует под эгидой Командования ПВО/ПРО. Дело в том, что боевое применение Войсковой ПВО в рамках военной операции претерпело существенные изменения.

По ранее существовавшим взглядам (и вполне логичным), в первую очередь зенитные ракетные бригады Войсковой ПВО предназначались для прикрытия армейских/фронтовых командных пунктов и позиционных районов ракетных бригад (тактических и оперативно-тактических ракет). Однако характер СВО существенно отличается от предыдущих взглядов на ведение боевых действий.

Сейчас в прифронтовой полосе ракетных бригад нет (они легко могут попасть под удар М142), а командные пункты скрыты от противника временами столь тщательно, что развертывание зенитных ракетных подразделений в непосредственной близости от КП может их только демаскировать.

По этим причинам зенитные ракетные бригады и подразделения Войсковой ПВО применяются не составе соединений, а рассредоточено, иногда в составе всего одной-двух СОУ (самоходных огневых установок) и ПЗУ (пуско-заряжающих установок). Напомним, что СОУ и ПЗУ могут самостоятельно вести огонь по воздушному противнику, чем существенно отличаются от зенитных ракетных дивизионов С-300/400.

Поскольку имеющиеся средства Войсковой ПВО не охвачены единым контуром управления и не интегрированы в единую систему управления, о централизованном целеуказании и целераспределении речи не идет. По этим причинам расчеты подразделений Войсковой ПВО (а уж тем более СОУ и ПЗУ) подчас не имеют полного представления о воздушной обстановке, а это создает самые благоприятные условия «для дружественного огня».

Поэтому процесс скорейшей интеграции сил и средств Войсковой ПВО в единую и строго иерархическую систему управления стоит достаточно остро. К слову, командование этого рода войск уже включено в состав Командования ПВО/ПРО. Подчеркнем, что речи о какой-либо «оптимизации» зенитных ракетных бригад и других подразделений Войсковой ПВО не идет. У каждого рода войск все-таки свое предназначение.

Подводя итог с высоты двух лет военной операции, следует сказать, что силы и средства противовоздушной обороны оказались вполне готовы к работе по предназначению, зенитная ракетная техника в полном объеме соответствует заложенным в нее тактико-техническим требованиям, профессиональная подготовка личного состава находится на высоте. Поэтому не будет большим преувеличением сказать, что каждый второй тост в зоне СВО – за войска ПВО.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.

Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»