×

В разведку его зачислили 15-летним

26 марта исполняется 120 лет со дня рождения легенды советской разведки полковника Артура Карловича Спрогиса.

В разведку его зачислили 15-летним

Полковник Артур Карлович СПРОГИС.

Незадолго до этой даты Центр общественных связей ФСБ России предоставил «Красной звезде» возможность ознакомиться с бережно сохранённым личным архивом этого заслуженного разведчика. Помимо наградного оружия, в архиве послужной список Артура Карловича, его служебные удостоверения и дипломы, фотоальбом, материалы о партизанском движении на латвийской территории в годы Великой Отечественной войны, агентурная справка по Латвии на 1 января 1944 года и много чего ещё. Предлагаем читателям ознакомиться с некоторыми из этих документов, которые до сих пор не были доступны ни профессиональным историкам, ни широкой публике.

Участник Гражданской и Великой Отечественной войн Артур Спрогис известен в кругу интересующихся историей разведки прежде всего подготовкой в войсковой части № 9903 диверсантов, среди которых была и Зоя Космодемьянская. Школа подчинялась разведотделу Западного фронта, в основе её переменного состава были добровольцы из комсомольских организаций Москвы и Подмосковья. Во время битвы под Москвой в этой школе было подготовлено 50 боевых групп и отрядов. С сентября 1941 по февраль 1942 года ими было совершено 89 проникновений в тыл противника, уничтожены 3500 немецких солдат и офицеров, ликвидированы 36 предателей, взорваны 13 цистерн с горючим, 14 танков.
В открытом доступе можно найти много других цифр, характеризующих степень эффективности работы в тылу противника диверсантов – выпускников этой учебной части. Это означает, что у них были хорошие учителя. В том числе и Артур Спрогис. Где же он сам познал теорию и практику разведывательно-диверсионной деятельности?
Личный архив Артура Карловича даёт однозначный ответ на этот вопрос. В соответствующем дипломе указано, что он в 1938 году поступил и в 1941 году окончил полный курс Высшей специальной школы Генерального штаба Красной Армии и решением Академической Выпускной Комиссии от 21 июля 1941 года ему присвоена квалификация специалиста с высшим военным образованием. Интересно, что с 1937 по 1941 год он был слушателем и вышеназванной школы, и Военной академии имени М.В. Фрунзе. Первая его должность по окончании этих учебных заведений – особый уполномоченный Разведуправления Генерального штаба при разведотделе штаба Западного фронта.
Естественно, случайных людей на учёбу в Высшую спецшколу при Генштабе не зачисляли. В личном архиве Спрогиса достаточно фактов, свидетельствующих, что для разведки, для выполнения особых заданий Артур Карлович подходил, как говорится, на все сто.
Самый ранний из документов – первое удостоверение Спрогиса – датирован 12 августа 1919 года. Выписано оно Московской Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности при Московском совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и разрешало Спрогису ношение и хранение револьвера системы Наган. Было тогда Артуру всего 15 лет.
В феврале 1919 года он становится добровольцем в составе 7-го латышского стрелкового полка. Проявил при этом настойчивость, поскольку его поначалу из-за юных лет не хотели принимать на службу. Первой задачей, которую ему поручают, была разведка. Задание он выполняет успешно, более того, привёл языка! Получается, этому пареньку, чей отец из рабочих, на роду было написано стать разведчиком. Однако он становится не только им.

В разведку его зачислили 15-летним

В личном архиве Спрогиса сохранились его удостоверения, согласно которым в январе 1920 года он сотрудник особого отдела Юго-Западного фронта, а в декабре 1920-го – военный корреспондент политотдела сводной Волжской бригады Красной Армии (номер соединения на пожелтевшем листке неразличим).
В 1920–1922 годах Артур Карлович – курсант Московских пулемётных курсов комсостава Объединённой военной школы имени ВЦИК (Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. – Авт.). По её окончании служит на западной границе на территории нынешней Белоруссии в различных должностях. В 1930 году оканчивает Высшую Пограничную школу ОГПУ, после выпуска из которой сначала служит опер­уполномоченным особого отдела ОГПУ Белорусской ССР в Минске, затем, в 1934–1935 годах, заместителем начальника особого отдела авиабригады в Витебске.
Небо он полюбил так же, как и нынешние десантники, – синевою наполнять парашюты. У него за плечами более 80 прыжков. И ранг инспектора ВВС РККА по парашютному делу.
Однако вернёмся к послужному списку и обратимся к следующей записи: «1935–1937 г. По особому заданию правительства за границей». Это испанская страница биографии Спрогиса. Возглавляя разведотдел 11-й интернациональной бригады, действовавшей на Гвадалахарском фронте, он не только готовил разведчиков-диверсантов, но и сам ходил в разведку. Он организовал и со своими подопечными осуществил подрыв патронного завода в Толедо и ещё много чего. Конечно же, подарком судьбы оказалась встреча с американским писателем Эрнестом Хемингуэем. Именно Спрогис и его диверсанты стали прообразами героев знаменитого романа «По ком звонит колокол».
С началом Великой Оте­чественной войны, как уже было сказано, Спрогис служит в Разведуправлении Генштаба и занимается подготовкой разведчиков-диверсантов в в/ч 9903. В 1943 году его назначают начальником 6-го отделения Разведотдела штаба Западного фронта. И он выполняет боевые задачи в тылу врага на территории Белорусской ССР, организуя взаимодействие между разрозненными белорусскими партизанскими отрядами.
В 1943 году получает новое назначение – начальник штаба партизанского движения в Латвии.
В личном архиве Артура Карловича сохранилось немало документов о его малой родине.
Один из них о партизанском движении в Латвии с фамилиями всех командиров, комиссаров, подрывников и других должностных лиц с описанием выполнения многих заданий.
Другой документ – агентурная справка по Латвии на 1 января 1944 года, составленная на основании разведданных и материалов, имевшихся в Латвийском штабе партизанского движения. Кроме того, использован ряд материалов из личных показаний командования и бойцов Латвийской партизанской бригады.
В январе 1944 года Латвия, как известно, находилась под немецкой оккупацией. И накануне предстоящего наступления Красной Армии, как видно из этой справки, наше командование имело весьма подробное представление о ситуации на будущем поле боя. В документе было детально представлено административное устройство территории, хозяйственные мероприятии оккупантов с указанием, какие именно промышленные предприятия (в основном в Риге) используются и что на них производится для германской армии. В частности, на центральном рынке в Риге в подвалах 1-го павильона немцы изготавливали в большом количестве моторы для танков и автомашин немецкой армии, при этом оборудование (машины и станки) для изготовления этих двигателей немцы привезли с разрушенных бомбёжкой заводов Германии. В городе Зилупе (на востоке Латвии) на немецкую армию работала имевшаяся там пароводяная мельница, которая имела четыре камня и при полной нагрузке могла перемолоть 10 т зерна в сутки.

В 1943 году получает новое назначение – начальник штаба партизанского движения в Латвии. В личном архиве Артура Карловича сохранилось немало документов о его малой родине

В разведку его зачислили 15-летним

В агентурной справке содержатся данные о мобилизации рабочей силы и уводе населения в Германию, о структуре местных органов полиции и гестапо. Известно, что латышские полицейские батальоны, сформированные сначала для обеспечения нового порядка в Латвии, вскоре использовались и за её пределами. В справке отмечается, что четыре батальона были отправлены на фронт, и два из них в 1942 году были сильно потрёпаны Красной Армией. Часть батальонов была брошена на борьбу с партизанами в районы Минска, Барановичей, Пскова и другие места. Два батальона (18-й и 27-й) были передислоцированы на Северный Кавказ для «наведения порядка» в тылу немецких войск.
В справке зафиксировано наличие на территории Латвии четырёх концлагерей: В Саласпилсе, Ницгале (30 км северо-западнее Двинска), Либаве и № 350 в Риге. Саласпилс старшему поколению наших читателей известен. Местечко Ницгале, скорее всего, не говорит ни о чём. А в этом лагере, где содержались лица, в основном обвиняемые в неявке на работу по мобилизации, ежедневно от голода и истощения умирали несколько десятков человек. В день заключённым выдавалось всего по 50 г хлеба, и при этом они работали на строительстве второй колеи железной дороги Двинск – Рига.
Название восьмой главы справки говорит само за себя: «Фашистская организация «Айзсаргов».
В девятой главе содержатся подробные данные о «Латышском национальном легионе СС», из которых, между прочим, следует, что в этот легион направлялись только добровольцы. Тем не менее в 1943 году даже среди них победные настроения исчезли. Обратимся к тексту справки.
«За последнее время победы Красной Армии и поражение немецких войск на восточном фронте вызывает среди командования и рядового состава латвийских добровольческих частей «СС» страх и боязнь за совершённые преступления против Советской власти и латвийского народа и полное разочарование в победе немецкой армии, что вызывает, в свою очередь, неповиновение немецкому командованию и дезертирство. Много случаев перехода легионеров одиночками и целыми группами к партизанам. Примерами разложения и панического настроения солдат и офицеров легиона могут служить следующие случаи:
В конце сентября 1943 года старшиной инструкторской роты 3-го пехотного полка «СС» и командиром той же роты обер-лейтенантом Люцис произошёл следующий разговор: перечисляя занятые Красной Армией города, старшина роты сказал: «Так они /т.е. Красная Армия/ могут дойти и до нашей границы» – на что обер-лейтенант Люцис ответил: «Они дойдут и, проводя пальцем по шее, добавил: «Тогда нам капут». В этом же 3-м полку среди рядового состава усиленно распространялась версия о том, что Красная Армия будет наступать только до границы быв. Прибалтийских республик, так как английское и американское правительства, якобы, не допустят дальнейшего наступления Красной Армии. Эта версия усиленно поддерживалась командным составом полка.
[…] Некоторые командиры латвийских войск «СС», приходя к своим знакомым местным жителям, говорят : «Что теперь делать», «куда нам теперь идти», «наша песенка спета».
В конце августа 1943 года в Долессала /8 км юго-вост. Рига/ между добровольцами из латышского легиона «СС» и немцами произошло вооружённое столкновение, в результате которого было убито 54 латышских добровольца, 24 немца и кроме того, убито 2 и ранено 2 человека из военнопленных украинцев.
[…] По данным перебежчика 1 полка латвийского легиона «СС» настроение солдат этого полка очень плохое. Все обозлены на немцев.
Отправка пополнения на фронт происходит насильственно, многие солдаты не хотят воевать против Красной Армии. Так, например, 23 сентября 1943 года большое количество легионеров было отправлено на фронт в закрытых вагонах под охраной немецких автоматчиков. 25 сентября в пути на фронт на перегоне гор. Псков, 25 солдат-латышей из этого эшелона взломали вагон и сбежали.
Очень много солдат-добровольцев бегут с фронта, скрываются в лесах Латвии, являются в партизанские отряды с просьбой дать им оружие.
В декабре м-це 1943 года в один из Латвийских партизанских отрядов явились 43 человека легионеров, дезертировавших из 329 латвийского гренадерского полка из-под Пустошка. Эти легионеры горят желанием с оружием в руках бороться с немецкими захватчиками.
Все эти факты ясно говорят о том, что созданные немцами латвийские добровольческие части разлагаются, солдаты не хотят воевать, а наоборот, ждут и ищут момента, чтобы повернуть оружие против немецких захватчиков».
В аналитической справке содержится также информация о пропаганде и печати на территории оккупированной Латвии, организации почтового сообщения и охраны бывшей советско-латвийской границы, а также о выявленных административных и должностных лицах оккупационного режима – пофамильно.
За время службы Спрогис был контужен и дважды ранен.
В 1944 году после освобождения Латвийской ССР его откомандировали в Центральный комитет Компартии (большевиков) Латвии с оставлением на действительной военной службе в Красной Армии. Это последняя запись в его послужном списке из личного архива. У полковника Артура Спрогиса множество высоких государственных наград, в том числе два ордена Ленина и четыре ордена Красного Знамени. Они тоже хранятся в личном архиве. Как и наградной пистолет – за беспощадную борьбу с врагами.

(Орфография и пунктуация документа сохранены. – Авт.)

Источник: redstar.ru

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»