×

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

«Задача — подготовить вас к трудностям, чтобы вы несли людям правду»

Юбилейный, 25-й, выпуск учебно-практических курсов экстремальной журналистики «Бастион» состоялся на днях в Новосибирской области. Очередную группу журналистов, записавшихся на организованные Союзом журналистов Москвы и Министерством обороны РФ курсы, всеохватно готовили к работе в «горячих» точках, в том числе в зоне СВО.

О важности подобных курсов регулярно напоминает сама жизнь. Так, на днях пришла трагическая весть из зоны СВО: под Горловкой ВСУ обстреляли группу журналистов НТВ, погиб оператор Валерий Кожин, его коллега Алексей Ивлиев тяжело ранен.  

В качестве инструкторов в Новосибирске с журналистами работали высококвалифицированные профессионалы, боевые офицеры, которые обучали курсантов работе в экстремальных условиях. Большой пласт посвятили тактической медицине. Своим опытом делились военкоры старшего поколения. Прошли тактические занятия на полигонах. Свою учебно-материальную базу предоставила кузница командных кадров Сухопутных войск — Новосибирское высшее военное командное училище.

Корреспондент «МК» получил возможность на протяжении недели пожить с ребятами в автономном полевом лагере, посещать занятия, словом, посмотреть, какие же они, курсы «Бастион», изнутри.

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

Фото: Антон Алексеев

Утро начинается не с кофе

Прохлада летнего утра. Просыпаешься на верхней койке двухъярусной кровати — воздух свеж, а тело все еще укрыто в надежном тепле солдатского одеяла. Спросонья вспоминаю, что я вовсе не дома в московской многоэтажке, а в лагерной военной палатке. Так для меня начался первый день на курсах «Бастион».

Подъем в 6:30. В 6:40 — построение без опозданий, форма одежды спортивная.

Потихоньку на улице стали собираться заспанные зевающие журналисты. Некоторые, напротив, выглядели совершенно бодро, невзирая на непривычные условия обитания. «Не лыком шиты!» — подумал я.

Легкая разминка, зарядка и… марш-бросок на три километра. С непривычки, конечно, далась она некоторым нелегко. Однако, встречая запыхавшися курсантов, обратил внимание, что эти «некоторые» показывают большой палец – значит, настроение все же бодрое.

После завтрака — церемония открытия занятий. На плацу участников курсов напутствовали представители командования училища и организаторы из Союза журналистов Москвы.

— Курсы «Бастион» — это наша большая гордость. Здесь для вас наши профессора и опытные профессионалы подготовили обширную программу, включающую занятия по военной подготовке, по медицине, различные теоретические лекции и многое другое. Все это сделано для того, чтобы подготовить вас к трудностям, чтобы вы несли людям правду в своих СМИ, — сказала в приветственном слове Людмила Щербина, первый секретарь Союза журналистов Москвы и организатор курсов.

Все внимание — на кафедру

Первый день по большей части — лекционный. Вспомнилось, как в институте некоторые мои однокурсники успевали выспаться на парах. «Интересно, а здесь как?» — подумал я. Куда там! Выступления были интересными, вопросы насущными. Лекторы рассказывали про террористические угрозы и запрещенные организации, о методах борьбы с экстремизмом. Интересных тем и понятий было много, только и успевай конспектировать. 

Бурное обсуждение вызвало выступление представителя компании-производителя бронежилетов. Тема — характеристика средств индивидуальной защиты. Еще бы — большая часть «бастионовцев» записались на курсы, чтобы потом однажды отправиться за ленточку. То, как себя там правильно обезопасить — вещь первоочередная для любого военкора.

— Проблема в том, что нет универсального бронежилета. Если он хорошо защищает, то, значит, он массивный, и передвигаться в нем сложно. А вам, журналистам, часто приходится быть мобильными. Поэтому каждый выбирает снаряжение себе сам, по ощущениям, — ответил выступающий на вопрос, какой же лучше брать с собой бронежилет.

В расписании много занимательных лекций, в том числе в формате вопрос-ответ. Чаще всего к такому формату прибегали опытные военкоры, такие как Дмитрий Стешин или Валентин Горшенин. Где, если не здесь, пообщаешься с коллегами? Вопросов задавали так много, что организаторы частенько выбивались из регламента.

Лекции закончились ближе к вечеру, и журналисты отправились на полигон недалеко от лагеря, а вернее – в учебный центр для занятий по военно-инженерному делу. Здесь, как рассказали инструкторы, обучали саперным навыкам призванных по частичной мобилизации. Здесь же преподают основы инженерного обеспечения курсантам военного училища. 

"Бастионовцам" здесь, к их сожалению, ничего «подорвать» не дали, зато рассказали подробно обо всех типах мин и самодельных взрывных устройств, встречающихся в зоне СВО. Для создания «атмосферы» хлопнули несколько холостых мин — чтобы журналисты не расслаблялись и сконцентрировали свое внимание.

Рядом с местом занятий стенд с занимательными вещицами — настольной лампой, чайником, детской куклой и другими предметами быта. Именно так выглядят замаскированные взрывные устройства, рассчитанные на любознательных прохожих, в том числе детей. ВСУ часто оставляют такие сюрпризы. Инструктор взял куклу в руки, и та тотчас издала неприятный (как у будильника!) звук – эдакая имитация срабатывания мины.

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

Все «вещицы» устроены на простом способе контактного взрывателя. Стоит замкнуться внутри электроцепи — и бомба разрывается, раня жертву осколками. Лампа, кстати, оказалась начинена гвоздями.

Показали и другое преступное ноу-хау, используемое "вэсэушниками": установка мины на неизвлекаемость. Журналистам продемонстрировали, как под взрывателем противотанковой мины устанавливается дополнительный заряд, чтобы даже после деактивации она оставалась опасной и могла сдетонировать.

— Вот так мы деактивируем мину, — начал инструктор, извлекая крутящими движениями заряд из противопехотной мины ПМН.

— А если под ней — другой заряд? — перебил его старший преподаватель полковник Андрей Манин, внимательно наблюдавший за ходом занятия. — Вот ты и подорвался.

Небольшой участок полигона усыпали учебными противопехотными минами. Показали, как пользоваться кошкой для их дистанционного подрыва. А потом — дали по ним пройтись. Чувство, честно говоря, не самое приятное, когда нога вдавливает нажимное устройство в корпус мины.

Уже переняв первичные саперные навыки, внимательно осмотрев учебное минное поле, журналисты высказали сомнение: мол, какой дурак станет вот так оставлять мины на виду. В разговор вмешался старший преподаватель.

— Насколько, по-вашему, мина, лежащая вот так, прямо на земле, эффективнее закопанной? — спросил он. Кто-то ответил, что она вообще неэффективна.

— А вот и нет, — ответил военный. — Это тоже своего рода ловушка. Увидишь такую на дороге, остановишься посмотреть или просто сбавишь темп, чтобы, не дай бог, не зацепить — и по тебе тут же начнут работать минометы. А мимо закопанной мины, если повезет, можно и проскочить. Недаром мы часто говорим: не знаешь — не суйся, знаешь — тоже не суйся…

Словом, после этого занятия у курсантов уважения к опасному труду сапера только выросло.

От запада до востока

Холодок опустился на лагерь, только зашло за горизонт солнце. Вместо сказки на ночь — по расписанию вечерняя беседа с военным психологом.

Участники разместились в кругу и передавали друг другу микрофон, коротко рассказывая о себе и своих ожиданиях от «Бастиона».

Все мы разные — кто-то прибыл сюда, в скором времени планируя совершить журналистский десант в «горячие» точки, другой приехал за новыми знаниями, навыками выживания в жестких условиях, а то и просто проверить себя на прочность. Есть и волонтеры, которые планируют посетить новые регионы России, а там и линию соприкосновения. Удивила и география "бастионовцев": Москва, Петербург, Тюмень, Новосибирск, Бурятия, Тыва, многие другие точки нашей необъятной. Есть и из новых регионов, например, из Мелитополя.

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

Фото: Антон Алексеев

В гостях у спасателей

«Хедлайнеры» второго дня – специалисты МЧС — пригласили бастионовцев в пожарную часть. С утра разместились по военным пазикам — и в путь.

На крыльце спас-центра нас встретил начальник пресс-службы местной МЧС Павел — активный мужчина, который бодро рассказывал о жизни новосибирских пожарных и спасателей. Пригласили в гараж, посреди которого видавшая виды потертая «семерка».

Пережила она не одно «ДТП» — это тренажер для отработки спасения заблокированных пассажиров. На нем журналистам продемонстрировали слаженную работу спасателей, которые при помощи специального оборудования сняли крышу машины и успешно освободили участников учебного ДТП.

Навыки оказания первой помощи продемонстрировали медики-спасатели. Для начала показали, как расположить пострадавшего (слегка запрокинув ему голову) и сделать массаж сердца.

— Определяем, что пострадавший не дышит, — рассказывает и показывает инструктор, — отмеряем два пальца от мечевидного отростка, тридцать нажатий на прямых руках, несколько вдохов в ротовую полость. Повторять до победного…

Процедуру заставили повторить бастионовцев на манекене. Хотя «Герман» признаков жизни так и не подал, но, по заверению медиков-спасателей, принцип действий курсанты освоили. 

Детально рассказали, как накладывать бинты, повязки, жгуты. Ведь своевременная помощь пострадавшему — залог его выживания. Главное — не переусердствовать, особенно если недостаточно знаний и практики.

В соседнем помещении наша когорта посетила других врачей – спасателей-психологов. Журналистам рассказали, как действовать в стрессовой ситуации и что делать, если запаниковал твой товарищ.

На этот случай, оказывается, есть несколько простых правил поведения и упражнений, чтобы успокоить самого себя и товарища. Например, успокаивающая техника дыхания: вдыхаем полную грудь воздуха, задерживаем на четыре секунды, после чего медленно-медленно выдыхаем, так, чтобы не задуть представляемую перед собой свечку. Думаю, такие знания пригодились бы каждому из нас в трудные моменты жизненных перипетий.

Конечно же, спасатели-пожарные не могли не дать попробовать воспользоваться огнетушителем. "Бастионовцы" примерили обмундирование пожарного. Неспешно, аккуратно. А вот у реальных спасателей на то, чтобы облачиться в спецкостюм, уходит десяток-другой секунд. Кстати, знаете, почему на кроватях пожарных нет постельного белья? Потому что спят они в одежде, ведь от сигнала тревоги до выезда у них есть всего лишь минута.

В одном из кабинетов подробно рассказали про методы защиты от химической атаки в здании на примерах отравления аммиаком и хлоркой. В общем-то, суть проста: аммиак поднимается вверх, тогда как пары хлорки опускаются вниз. Соответственно, нужно закрыть рот какой-нибудь тряпкой и либо подняться, либо спуститься по этажам. Ну, а в случае если нужно какое-то время находиться в отравленном пространстве, существуют специальные фильтры для противогаза.

«Саня, ты в порядке?»

«Экшн» грянул нежданно — вечером после ужина. Занятие по экстренной эвакуации раненых! Недаром днем "бастионовцы" получили консультации спасателей. Поделились на две группы примерно по 20 человек: первая — эвакуирующая, вторая — «жертвы» под завалами (столов и стульев) в здании.

Первых предварительно раскрутили, словно юлу — для пущей растерянности. «Пошли!» — зазвучала команда инструктора, и те косо побежали к своим товарищам, напоминая обитателей Маросейки вечером пятницы.

Сопровождал все это шум канонады от петард. Хороший способ имитации взрывов. Взрывпакеты, конечно, падали не под ноги, и вреда бы не принесли, но шумихи создали достаточно, чтобы ребята уже с первого залпа полностью «вжились в роль».

— Открываю правую дверь! — говорит один.

— Открываю левую… Закрыто! — суетится второй.

— Забей, заходим так!

Только несколько первых вбежали внутрь, как из-под завала закричали «жертвы». Суть в том, чтобы спасти не абы кого, а своего напарника. Поэтому каждый пытался докричаться, чтобы найтись:

— Саня! Саня! Ты в порядке?!

— Я здесь, я здесь! Олег!

Ей-богу, не знаю, как им удавалось услышать и отыскать друг друга в этом гвалте, но уже секунд через десять первый эвакуированный был на полпути к спасению. Но то было «полпути» под «артобстрелом».

Первые дошли. За ними уже вовсю следовали остальные, пыхтя, они уверенно тащили на руках своих напарников.

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

Фото: Антон Алексеев

К сожалению, вытащить всех оперативно, то есть уложившись в нормативы, не удалось. Но ребята искренне старались. Один мужчина до того усердно пытался дотащить своего боевого товарища, что тот по дороге оставил башмаки.

— Граната!

Едва услышав команду, запыхавшиеся бойцы стремительно попадали на землю. «Граната» (петарда побольше) взорвалась, никого не зацепив. Начали осторожно поворачиваться к месту взрыва. Вроде бы стихло.

— Граната! Ползем в укрытие!

Вновь уткнулись носом в землю, и прозвучал хлопок. Ближайшее укрытие — в пяти-шести метрах. Каменистая местность малоприятна для ползанья, тем не менее, желание выжить под этим «петардобстрелом» двигало ребят дальше и дальше…

Вот и укрытие. Вроде все целы. Можно отдышаться. Дали команду: конец занятий. Указали на ошибки, отметили находчивость отличившихся.

Кое-кто отошел поодаль перевести дух. Не успели обмолвиться парой слов, как видят — к ним опять подкрадывается коварный организатор, чиркая зажигалкой у очередной «гранаты».

— Постойте, тут собака! – крикнули журналисты. Организатор обернулся, и действительно: в это время познакомиться к ним вышел, виляя хвостом, местный четвероногий обитатель. Пугать его петардой, конечно же, никто не стал.

— Спасибо тебе, дружище, — поблагодарили его бойцы. Жаль, не было под рукой какого-нибудь угощения.

После такого стресса сон пришел не сразу. За негромкими разговорами о предстоящих испытаниях с отбоя прошло 30-40 минут, но потом все угомонились.

Неусыпная бдительность

Перед отбоем командир первого взвода ("бастионовцев" поделили на два взвода) со строгим лицом объявил:

— Поступила команда — с этого дня спим в одежде.

Прошел недовольный шепоток, мол, а в чем спать — в полевой форме или хотя бы спортивных трениках. Неудобно же.

— В том, в чем можно выйти в поле под конвоем, — язвительно ответил командир.

«Ночной захват в заложники» – вот чего все обучаемые ждали и одновременно побаивались. Каждую ночь ребята мысленно готовились, что придут «диверсанты». Часто шутили об этом. Тем не менее поступившая в тот вечер команда заставила их всерьез насторожиться.

— Может, дозорного поставим, курильщика?

— Да что толку, как он нам сообщит? По телефону, что ли…

— А может, они сначала захватят соседнюю палатку, а мы вовремя смотаемся?..

Утро все-таки наступило благополучно.

Программа полицейских

Чем занимаются "бастионовцы" после подъема? Вначале построение, затем — зарядка. Спустя несколько дней добавилась еще и строевая подготовка.

Кое-кто служил в армии, другим не довелось, так или иначе уже к концу первой маршировки колонны "бастионовцев" довольно-таки уверенно дефилировали единым строем, запевая «Катюшу».

Один из учебных дней прошел под эгидой структур МВД. Для будущих обозревателей боевых действий эта тема, конечно, не совсем по специальности. Но, как говорится, в зоне боевых действий все может пригодиться. А уж кто знает, куда военкор отправится завтра!..

Немало дебатов вызвала лекция о правилах работы журналиста при освещении массовых мероприятий. Показали курсантам и работу криминалистов. Для этого смоделировали место преступления (прямо перед входом в училище), огородили лентой участок местности с оставленными уликами. 

Представитель МВД осмотрел найденные «артефакты». Всего их было три: сигарета, бутылка и отпечаток ботинка. Приступили к сбору доказательств. Главная улика — бутылка воды, неосторожно брошенная преступником. С нее «сняли пальчики» при помощи традиционной дактилоскопической пленки. Теперь-то «негодяй» точно будет найден. Правда, отпечаток подозреваемого оказался «пальчиком» одного из "бастионовцев".

— Смотри, подарили на память, — похвастался он чуть позже. Но лично по мне, отпечаток, скорее, напоминал кляксу теста Роршаха. Хотя сувенир и правда необычный.

Четвероногие профи

Отдельным представлением для всех стала демонстрация работы кинологов. Труд их, конечно, сложно переоценить. А их хвостатые напарники заслуживают особенного уважения.

Для начала показали «цирковые» элементы кинолога Марии с ее верной спутницей Кубой. Та отзывалась на каждую ее команду, то послушно садясь, то делая какой-нибудь кульбит, а потом и вовсе прыгнув обниматься к хозяйке. По команде, конечно же.

Вышла другая собака – Кассандра. Для нас она за десятки секунд обнаружила вредную «заначку» в автомобиле: обнюхав кузов своим шустрым носом, она внезапно застыла и все внимание сконцентрировала на точке за задним колесом. Гав! Все верно, учебная бомба найдена.

Интересно было наблюдать, как Куба — небольших размеров овчарка — оскалив зубы, набросилась на «преступника». Мужчина в спецкостюме подозвал ее громкими вскриками, и собака стремглав бросилась на недоброжелателя, вцепившись ему в толстый рукав.

— А можно мне попробовать? – спросил один из "бастионовцев".

— Давай, только смотри, аккуратнее, — отозвался кинолог.

После тщательного облачения в «бронекостюм» и небольшого инструктажа отчаянный парень наконец встал в стойку. Что-то прокричал, чтобы спровоцировать собаку, а та уже летит к нему… «Настоящая зверюга!» — подумал я, глядя, как собака пытается прямо-таки разорвать рукав парня. Но тот, без страха и упрека, выстоял. Даже станцевал с Кубой на рукаве что-то вроде вальса. Правда, как позже выяснилось, на память остался-таки небольшой синяк на руке.

А вот второму «подопытному» повезло меньше. Собака так вцепилась в рукав, изворачиваясь во все стороны, что мужчина потерял равновесие и упал прямиком на землю. «Соперников» тотчас же разняли. Через пару минут двое уже помирились и позировали для фото.

Я спросил у Марии, как им работается вдвоем с Кубой.

— Некоторые мои коллеги оставляют своих собак на работе в специально отведенных помещениях. А мы вот с Кубой живем вместе, поэтому отношения у нас не только рабочие, но и дружеские. К тому же так мы всегда друг у друга находимся под присмотром, — рассказала кинолог.

Внутри «Бастиона»: группа военкоров прошла курсы экстремальной журналистики

Фото: Антон Алексеев

Тот самый день

Расписание на день «Х» подозрительно короткое: занятия на полигоне до обеда, потом лекции и вечерний фильм. Поразмыслив, что на полигоне их, очевидно, заставят хорошенько попотеть, "бастионовцы" строем пошли на завтрак. Погода в Новосибирской области стояла скверная: то и дело заряжал неплохой такой дождь с переменами на пасмурное небо. Прошлой ночью и вовсе шел ливень и бушевала гроза.

Отправились на полигон согласно расписанию — идти до него порядка километра. Там нам встретились курсанты в экипировке, до нас они, вероятно, проводили тактические занятия. Вновь зарядил дождь, но инструктор дал команду разделиться по 6-7 человек и надеть бронежилеты и каски.

— Будем отрабатывать погрузку и высадку из БМП (гусеничная боевая машина пехоты) и БТР (колесный бронетранспортер), — добавил инструктор и рассказал о мерах предосторожности. Как-никак, а в дождливую погоду залезать на «броню» и нужно особенно аккуратно.

Распределили по машинам. Всего для "бастионовцев" прибыли три бронетранспортера и столько же боевых машин пехоты. Погрузились — и в путь…

Я, в свою очередь, попал в КамАЗ к организаторам и… террористам. Не настоящим, конечно же — то были курсанты Новосибирского училища, которые должны были «захватить» в заложники наших журналистов, которые пока не знали, какое испытание их ждет на учебной позиции.

Поинтересовался у курсантов, каково им в роли «плохишей».

— Совершенно нормально, — засмеялся один из них с позывным «Старый».

— А как думаете вжиться в роль?

— Думаю, само получится, как в спорте, спарринге каком-нибудь. А если что, будем представлять на их месте настоящих террористов. Разберемся!

Спросил у ребят, как выбирают позывные.

— Вот это наш боец с тремя позывными. Чаще его зовут «Акула». Еще он «Кислый», а иногда «Сладкий». Мы называем его по-разному, в зависимости от его настроения. Хотя когда мы выходим в увал (увольнение в город. – Авт.), он обычно радуется, и называть его «Сладкий» на людях бывает некомфортно.

Вскоре меня пересадили на один из бронетранспортеров. Поехали на позицию. Через метров триста вижу — над нами летит дрон. Не знаю, заметили ли его ребята, но вскоре он скинул впереди колонны учебный боеприпас. 

— Огонь по правому краю!

Так началась отработка эвакуации журналистов из бронемашин при обстреле. Укрываясь за складками ландшафта, да так, что их уже и нельзя было разглядеть с дороги, они передвигались с точки на точку. Учебную задачу успешно. По крайней мере, никого «холостым» не зацепило.

Охота на «журналюг»

Позднее я вновь присоединился к «террористам», уже занявшим свою позицию в кустах. По плану тренировки, "бастионовцев" под предлогом обеда после беготни на полигоне посадили в грузовик. Как раз его-то и поджидали…

«Едут!» — предупредили «боевиков» по рации. Звук КамАЗа почти рядом. «Давай заряд!» Прозвучал мощный хлопок, имитирующий взрыв мины. Грузовик сразу же остановился, а затаившихся рядом со мной курсантов по щелчку будто подменили. «Террористы» бросились к беззащитным журналистам.

— Давай на выход! Резче вылезай, журналюга! – подкрепляя окрики очередями (само собой, холостыми), «боевики» вытаскивали курсантов из кузова одного за другим.

— На землю, живо! (тра-та-та).

Первый лег, осторожно озираясь по сторонам.

— Куда голову поднял, нос в землю! — прорычали сверху, дав короткую очередь.

Вот уже на траве пять, десять, пятнадцать ошарашенных журналистов. Пока остальных выводили, «террористы» стали вязать первую половину. В ответ на любую попытку поднять голову или не исполнить команду — сразу грохотали выстрелы. Хорошо, если из автомата. Звук пулемета Калашникова ПКМ куда страшнее.

— На колени! – «злодеи» стали надевать жертвам на головы мешки, небрежно заматывая вокруг изолентой.

Затем связали веревкой по шесть пленных, и тут началось главное испытание — пройти с мешком на голове под угрозами и толкотню по вязкой черной грязи и лужам. Пленные то и дело падали, то плюхаясь прямо в лужу, то по колено увязая в грязи и спотыкаясь.

— Ползи! — и приходилось ползти.

Стоит оговориться, что захват заложника у «Бастиона» — это отнюдь не какая-то изощренная пытка, а что-то вроде фишки. Вроде соревнований в Росгвардии на право получения крапового берета.

Все участники заранее были предупреждены о предстоящих трудностях и давно разузнали об этом в Сети. Вот только когда это произойдет, они не знали. Как, к слову, не знал и я, искренне побаиваясь, вдруг вместе со всеми мешок на голову нахлобучат и мне.

Все это действо сопровождали, как положено, профессиональные медики.

— Я больше не могу… Не могу дышать… — сказал усталый женский голос из-под мешка, когда нужно было сделать очередной рывок. «Террористы» переглянулись, один без слов дал второму нож, и тот аккуратно разрезал девушке ткань в районе рта. Отвязали, освободили голову и усадили ее на небольшой камень. Тут же подбежал санинструктор и внимательно осмотрел девушку, которую крепко схватила паника. Через пару минут она уже спокойно шла с нами, «зрячими».

Иногда связанные группы отбивались друг от друга или происходил затор, и частенько можно было услышать фразы: «Черный, что с этим делаем?» или «Черный, этот тормозит, может, застрелим его?» В ответ «главарь группировки» приказывал, что сделать с пленниками, чтобы не мешал двигаться колонне.

Поскольку жертвам видно ничего не было, псевдотеррористы с угрожающими голосами частенько обменивались улыбками, втихаря подтрунивая друг над другом. И правда, иногда фразочки они выдавали неожиданные:

— А ну-ка расскажи стишок!

«Террористы», едва сдерживая смех, переглянулись, дескать, «что за ерунду ты сейчас сказал?».

— "У Лукоморья дуб зеленый…" — протяжно донеслось из мешка.

Некоторые «заложники», кстати, тоже пытались проявить смекалку и выйти на контакт с захватчиками. Говорили, что пригодятся, что все расскажут, или, наоборот, что ничего не знают. А кое-кто и вовсе попросил застрелить его, так как идти уже был не в силах. Ну, его и «застрелили» — минус один мешок и плюс один попутчик к группе наблюдателей.

В конце тех, кто дошел, ждала неприятная участь. «Террористы» не пожалели никого. Последний рубеж, и, наконец, «стоп игра» — мешки долой, и журналисты смогли посмотреть друг на друга. Все в большой канаве, по уши в грязи, переводят дыхание и… радуются. Испытание пройдено.

«Террористы» протянули руки своим «жертвам». Как только поднялись из грязи, засуетились, чтобы скорее сфотографироваться и поделиться эмоциями друг с другом.

— Это полная жесть!

— Ну, наконец-то! Я уже заднюю дать хотел!

— Я чуть штаны там не оставил, кто мне их подтянул?

Один из журналистов сардонически спросил: «Ну и кто, черт возьми, из вас этот Черный?» Все дружно засмеялись.

Подогнали тот же самый КамАЗ — сказали, что выдвигаемся в место дислокации на обед. «Обед? Опять?» — недоверчиво простонал кузов грузовика. Но в этот раз путь и правда лежал в столовую, где горячий рассольник на первое очень быстро восполнил силы и даже частично вернул расположение к недавним «мучителям».

То, как прежде чем отправиться за стол, нам, болотным чудищам, пришлось мыться и стирать одежду — думаю, лучше не рассказывать. Это уже другой жанр.

Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»