×

У войны не девичье лицо, но девчонки тоже что-то в ней понимают

У войны не девичье лицо, но девчонки тоже что-то в ней понимают

Фото: Александр Река/ТАСС

Украина, как известно, женского рода. А мужиков выбирает таких, которые лезут на рожон, обостряя ситуацию. Руководство незалежной, пытается втянуть Россию в боевые действия на Донбассе. Для этого провоцирует милицию и ополчение юго-востока на силовые действия.

Все это похоже на какое-то «осеннее обострение» считает девочка, которую за ее позицию внесли в список одиозного сайта «Миротворец». Фаина Савенкова отравила письмо в ООН. Там неопределенно призвали «не использовать детей и жителей, затронутых конфликтами регионов в политических целях». Что они мели в виду? Бомбить детей Украине можно, а использовать в политических целях — ни-ни? Пытаясь добиться ясности, российский представитель при Совбезе организации Василий Небензя передал это письмо лично в руки самому Антониу Гутерришу, генеральному секретарю ООН.

«СП» тоже против того, чтобы использовать детей в политических целях. Но Фаине Савенковой, несмотря на ее юный возраст, есть, что рассказать нашим читателям об этой войне:

— У любой войны всегда есть начало и конец. Но официальные даты часто так и остаются не более чем холодными безразличными числами в памяти участников событий. Сколько бы я ни спрашивала у окружающих, у всех будет разный ответ.

В 2014 году было много событий, ставших для кого-то той самой разделительной чертой. Я верю в человечность. Хочу верить. Как и мои родители. Мы не живем в выдуманном мире, нет. Просто есть разница между тем, что мы видим, и тем, что мы хотим. И моим близким хотелось верить, что происходящее было чудовищной случайностью. Ведь не могут же люди быть такими жестокими и безжалостными? Но оказалось, могут.

Всё казалось каким-то глупым кошмарным сновидением. Так не могло быть. Так не должно быть, чтобы собственная армия уничтожала свой же народ. Но такое все равно происходит. Думаю, настоящее понимание того, что началась война, приходит, когда привыкаешь к смерти. Тогда же она начинается и для отдельного человека, а не только государства. Для меня такой датой стало второе июня 2014 года.

Я помню, что это был понедельник, и мы с братом болели и надо было идти на прием к врачу. Повседневная жизнь расписана по минутам, хоть мы этого и не замечаем: до автобусной остановки идти столько-то минут, поездка займет столько-то времени. Расписание автобусов, график приёма педиатра, примерное время ожидания в очереди… Ангина — это, конечно, неприятно, но не смертельно. Можно и в библиотеку зайти, чтобы взять книги из школьного списка для летнего чтения. Планы, которые могут меняться в зависимости от обстоятельств.

Наши поменялись из-за того, что мой старший брат испугался, и в тот день у врача была только я, а мне лень было идти в библиотеку за книгами, которые у меня и прочесть-то не получилось бы, разве что картинки рассмотреть. Если бы мой брат не боялся или мама не обратила внимание на его переживания, во время обстрела мы были бы возле того самого сквера у здания Луганской областной администрации, по которому был нанесен авиаудар.

И я понимаю, что, возможно, мы с мамой живы только благодаря брату. Помню, как расплакалась из-за страшного грохота, прогремевшего на весь город. Помню, как не было мобильной связи, и мы не могли дозвониться бабушке, работавшей в театре через дорогу от места трагедии. А еще я помню, что мой учитель рассказывал о событиях второго июня. За зданием администрации находится детский сад. И в тот день после обстрела воспитатели стояли у ворот и встречали ослепших от слез матерей всего одной фразой: «Все живы!». А им больше ничего и не было нужно.

Война — это когда 1 июня мир отмечает день защиты детей, а уже 2 июня самое важное, самое нужное слово, которое родители могут услышать, простое и короткое — «живы». А через неделю погибает от артобстрела первый ребенок.

Полина Солодкая из Славянска. Ей было шесть лет — моя ровесница. Она могла стать врачом, учителем или художником. Кем угодно. Но навсегда останется первой в списке убитых детей — жертв этой войны. Самое страшное во всем этом — слово «список». И пополняется он до сих пор.

Неудобная правда, но о ней нельзя забывать. Да и не получится, даже если хотелось бы.
В Луганске есть мемориал, посвященный детям, погибшим из-за обстрелов. Есть он и в Донецке. Стоя у него, взрослые до сих пор не находят слов и молчат, опустив глаза. Тут действительно нечего сказать. Мир отмечает День защиты детей, но защитить нас не может. Когда-то уже писала, что дети войны тихи, потому что не слышимы взрослыми. Пока так и есть. Но я верю, что все изменится. Когда-нибудь мы увидим мир и на нашей земле.
Мы, дети, пережившие войну, вырастем. И будем пытаться остановить весь этот ужас, сделав то, что не удалось взрослым.

Взрослая писательница, автор книги «Покидая страну 404» Маргарита Водецкая, за событиями на Украине теперь следит издалека. Ей пришлось буквально бежать из Киева, чтобы ее родные не участвовали в войне с другой стороны. Ее взаимоотношения с родиной стали похожи на «ошибку 404» в интернете: и страна вроде есть, а взаимодействовать с нею — себе дороже. Ситуация стала похожа на анекдот:

— Абрам, тебя внесли в списки тех, кому будут выписывать повестки в военкомат, чтобы отправить воевать в Донбасс? — Да, Моисей, мы с тобой два человека, которые выступили против этой грёбаной войны. И повестки приготовили именно для нас, двух евреев, а не для толпы наших истинных патриотов, принадлежащих к титульной нации, которые громче всех кричат в поддержку войны.

Зато теперь Маргарита следит за ситуацией на незалежной родине, можно сказать, холодно и отстраненно:

— Неожиданно резко подорожал «самый грязный в мире» российский газ, как назвал его президент Украины. Добыча энергетического угля, используемого тепловыми электростанциями и теплоэлектроцентралями, из-за известных всем событий в Донецкой и Луганской областях резко сократилась и продолжает уверенно сходит на нет. Средний украинский гражданин прикидывает, во что ему обойдётся отопление жилья, грустит и чаще всего даже не задумывается о том, как энергетический кризис скажется на остатках промышленного производства в стране.

Таким образом, настало самое подходящее время отвлечь соотечественников от грустных мыслей проверенным способом — напомнить им о враге, провоцируя у населения панику.
В апреле 2021 года новость о том, что «Путин наконец-то нападёт» очень активно обсуждалась в интернете наряду с вопросом «что класть в тревожный чемоданчик» на тот случай, если «российско-оккупационные войска», как это теперь принято называть в украинских СМИ, войдут в города и сёла. Собеседники абсолютно серьёзно советовали друг другу положить часы, компас, ежедневник, чай, сахар, оружие, термос, одеяло, спички, верёвку (а мыло при этом забыли!).

Однако осеннее обострение в зоне боевых действий в информационном пространстве проходит заметно тише, так как не в силах конкурировать с паникой по поводу вакцинации и ограничений для невакцинированных. В интернете в основном скупые сводки: кто кого сколько раз обстрелял, что повреждено, что разрушено и прочие сухие сведения. Они не отражают, в какой ситуации находятся сейчас реальные живые люди, оказавшиеся заложниками затянувшегося конфликта.

А реальное положение таково: кроме военной угрозы, над местным населением висит угроза энергетическая. На ТЭЦ в некогда угледобывающем регионе сейчас дефицит угля, постоянные отключения электричества уже никому не кажутся новостью. От перепадов напряжения в сети выходит из строя техника, в том числе и жизненно необходимые кислородные аппараты в ковидных отделениях.

Ситуация отягощается пандемией и связанными с нею ограничениями. В этих условиях люди либо готовятся к зиме, которая рискует стать одной из самых тяжёлых за последние годы, либо, устав сидеть на пороховой бочке, бегут, куда глаза глядят. Только вот бежать на самом деле стало очень сложно: и финансовое положение часто не позволяет это сделать, и закрытые границы с Россией, которую часть потенциальных эмигрантов в силу многих причин рассматривает как единственное возможное место переезда.

Но проблемы местного населения мало интересуют как действующую власть, так и СМИ, которые с восторгом обсуждают самый большой в мире тризуб, выложенный из бутербродов с салом, и другие экзотические украинские рекорды. Что ещё раз напоминает о том, что судьба людей в стране никого, кроме них самих, не волнует. И поэтому война, которая тянется уже восемь лет, обещает быть ещё очень долгой.

Источник

Поделиться ссылкой:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»